Аналітыка, каментарыіКАНФЕСІІМОВЫНа русскомПраваслаўная ЦаркваСЛОВЫ

Об имперском чувстве такта и любви по разнарядке

Міжканфесійнае аб’яднанне беларускіх хрысціян, створанае на хвалі мірных пратэстаў 2020 г.
Інфармацыя пра «Хрысціянскую візію».
Аб'ява аб заснаванні групы.
Місія групы.

Іншыя артыкулы

4 июня Патриарх Московский и всея Руси Кирилл прибыл в Белоруссию. Да, Его Святейшество предпочитает говорить именно так. Если верить сайту Патриархии, митрополит Минский Вениамин, нося титул Патриаршего Экзарха всея Беларуси, тоже называет территорию своей ответственности «Белоруссия» (сайт БПЦ, правда, передает иначе).

На площадке перед Свято-Духовым собором Патриарх возложил цветы у памятника первому Патриаршему Экзарху всея Беларуси митрополиту Филарету (Вахромееву). Ожидаемый протокольный жест, вполне правомерный в контексте события. Но есть нюанс.

До этого гость освятил храм святых Кирилла и Мефодия при Патриаршем представительстве в Минске. Впрочем, статус Патриаршего представительства это место получило всего восемь лет назад. Исторически оно связано с дореволюционной резиденцией Минских архиереев. Рядом стоит Дом офицеров — и стоит он на костях архипастырей, погребенных в этой земле. К комплексу примыкает здание бывшей духовной консистории. Сейчас там находится Институт теологии БГУ, а на стене размещена мемориальная доска с портретом владыки Мелхиседека (Паевского) — первого Минского митрополита. Его память тоже можно было почтить. Патриарх этого не сделал.

Причина, вероятно, в том, что для современного Московского Патриархата митрополит Мелхиседек — «неформатная» фигура. Сто лет назад, в 1922 году, он провозгласил автономию Белорусской Церкви.

То, что Мелхиседек был добрым пастырем и «одним из авторитетнейших деятелей» Церкви своей эпохи, не оспаривается даже в московских церковных СМИ. Но внимания Патриарха Кирилла почивший владыка так и не удостоился — Патриарх ведь приехал с заявлением, что «через это место видимым образом демонстрируется наше единство, единство Святой Руси». Звучит особенно иронично с учетом того, что одно время в т.н. Юбилейном доме, на базе которого организовано Патриаршее представительство, заседала Рада БНР.

Такое прошлое Святейшему неинтересно. Святейший, если судить по его речам 4 июня, в принципе всю историю Беларуси сводит к Великой Отечественной войне. «Молодость моя, Белоруссия, песня партизан, сосны да туман» — в этой строчке из песни все представления Патриарха о посещаемой им стране.

И, конечно: «Когда я говорю «русский», то имею в виду и белорусов, украинцев». Эти слова Патриарх Кирилл произносит, как исповедание веры. Вершина такта по-имперски — приехать в гости к соседнему народу и во время поездки заявить, что не считаешь этот народ полноценным.

Похоже, Патриарх убежден, что ответом на подобную риторику должна быть искренняя любовь местных жителей. Во всяком случае, в Минске он поучал духовенство, как снискать «любовь и поддержку со стороны народа».

Но и в БПЦ знают толк в любви. Любовь, считают здесь, обеспечивается по разнарядке. Не зря Экзарх всея «Белоруссии» митрополит Вениамин призывал настоятелей привести на Патриаршее богослужение минимум по 20 человек прихожан, чтобы любовь была виднее. Явиться надо было за два с половиной часа до службы — это ведь тоже, говоря стилем Патриаршей канцелярии, «возгревает» любовь.

«Когда я говорю «русский», то имею в виду и белорусов, украинцев, всех тех, кто вышел из Киевской купели Крещения».

Сегодня русские ракеты били по Киеву, и бронзовый князь Владимир смотрел с берега Днепра на дым.