Руслан Яроцкий. «Идите вы лесом!»

В тюрьмы сажают врачей волонтеров, людей чье служение можно приравнять к служению матери Терезы. Неугодных священников руками ручной церковной администрации отправляют на покой, лишают важных постов в церкви. Скоро мы все и я наверное, лишусь работы и поеду, как пугали, в Литву чистить туалеты. Будет ли слышен голос «церкви»? Конечно будет, она активно готовится к принятию новой конституции. Там и услышите…

Я мечтатель, я иногда мечтаю… Какие у меня мечты? Приходит скажем какой-нибудь толстый, краснощекий от ярости чиновник к митрополиту Вениамину и орет: «Да успокой ты наконец своих попов. Мало мы тебе делаем? За Павлом захотел? ААА?», на тебе вот, достает пачку серых картонных досье на каждом из которых жирно напечатана фамилия неугодного попа, блогера или миссионера. Митрополит слегка приседает от тяжести тяжелых досье, растеряно смотрит на них. Потом взгляд его встречается с маленькими злыми глазками чиновника, снова смотрит на папки. А потом вдруг происходит метаморфоза. Он расправляет плечи, прямо смотрит в глаза чиновнику и швыряет в него стопку папок как пушинку и ровным, но слегка волнующимся голосом говорит: «Да идите вы лесом. Вы вообще кто такие? Разве вы не знаете, что церковь отделена от государства? Про священников моих будешь мне что-то говорить. Вон!!! Вон отсюда!!!» Потерявший дар речи пресс-секретарь автоматически включивший камеру на мобильном все снимает, а потом вдруг опомнившись спешит открыть офигевшему от удивления чиновнику дверь. Проходит сто лет. Все как-то само собой решается. И где-то на Полесье, паломники Папа и сын, читают над вратами новой обители девиз монастыря «Идите Вы лесом» на белорусском, русском и греческом языке. Сын спрашивает у папы. «Папа, что это значит?», а он ласково гладит ребенка по голове и говорит: «Это девиз монастыря, этими словами св. Вениамин победил врагов церкви Христовой и положил начало новой эре в истории церкви, где она стала свободна и отделена от государства».

Вот об этом я иногда мечтаю… В моих мечтах, мои праправнуки ходят молиться на площадь Северинца, который боролся за свободу, но не отказывался от Евангелия. Ходят в бары Кухты, точно также как в Ирландии в пабы св. Патрика, церковь свободна и продолжает бороться с «новой моралью», с агрессивными меньшинствами, но и сама по сути является меньшинством (увы), хотя слава Богу не агрессивным… Минские улицы Карины Радченко и Татьяны Лобозы известны каждому белорусу больше, чем фамилии Клары Цеткин и Розы Люксембург. И все церкви ждут, когда же наконец придет Христос!

Можно забрать у человека все: веру в другого человека, в государство, в закон, в церковь. Можно запретить ему ездить за границу, лишить его работы, но нельзя человеку запретить мечтать и верить в лучшее, а значит в Бога. Вспоминаю одного старичка, которые не один десяток отсидел за веру в лагерях. Встретил его в Бресте на автовокзале, но знал и раньше. Он рассказал как чекисты перевернули его дом, перед тем как посадить в поисках Евангелия или Библии. Устав от обыска, спрашивают его: еще есть? Он говорит «да». Где спрашивают. Он прижимая руки в наручниках к сердцу говорит «здесь. и скорее у меня волосы на ладонях вырастут, чем вы его оттуда достанете».

Все будет хорошо. Помолимся за наших волонтеров, за их судей, за милиционеров, которые все это видят. За всех сидящих и сажающих. Все будет хорошо и да поможет нам св. Вениамин.

Фейсбук автора