Царква і палітычны крызіс у Беларусі

«Как можно при жизни человека запрашивать разрешение на заупокойную молитву по нему?!»

«Как можно при жизни человека запрашивать разрешение на заупокойную молитву по нему?!»

«Как можно при жизни человека запрашивать разрешение на заупокойную молитву по нему?!»

Возвращение домой после 10 суток СИЗО.

Пишу больше для того, чтобы ответить всем моим старым и новым друзьям, всем неравнодушным людям, которые всё это время переживали, помогали, писали письма и всячески поддерживали меня и мою семью.

Суд и 10 суток! За то, что я, католичка, 13 ноября постояла в минуте молчания у Костёла с зажжённой лампадкой и цветами, перевязанными траурной ленточкой, положила их возле креста с распятым Иисусом Христом, мысленно произнесла молитву за упокой души Романа Бондаренко и ушла домой, т.к. Костёл был закрыт.

Фраза из протокола о том, что это мероприятие несанкционированное звучит просто дико и граничит с безумием. Поэтому и мой вопрос: «Как можно при жизни человека запрашивать разрешение на заупокойную молитву по нему?!» — повис в воздухе.

В очередной раз судьи и иже с ними показали полное отсутствие здравого смысла, чести и совести. Покусившись на самое святое, на религиозные чувства людей, разрушив стихийные мемориалы по всей стране, они утратили всякое представление о вечных общечеловеческих ценностях. Мне кажется, что уничтожив в себе всё человеческое им просто страшно жить среди нормальных людей. Поэтому так велико их стремление упрятать всех за решётку. И неведомо им с их мелкой душонкой, что можно изувечить тело, но невозможно сломить дух.

Побывав в стенах тюрьмы уже 3-й раз, моё непреодолимое желание положить конец этому мракобесию, творящемуся в моей любимой стране, только крепнет. Этот опыт ценен для меня ещё и тем, что я узнала себя другую, что терпение и выдержка мои безграничны. При этом, я конечно же, стала жёстче, но даже находясь в камере со спец. контингентом (некоторые отсидели на зоне не один год ) мне удавалось вполне мирно с ними сосуществовать))

Количество друзей у меня увеличивается в геометрической прогрессии, по мере того, как у существ, творящих беззаконие, увеличивается количество врагов.

И минуты счастья стали восприниматься ещё острее и ярче.?Один «правоохранитель» сказал мне как-то: «Мне на вас похрен, главное, чтобы у моего сына было ВСЁ!» Вкладывая в это «ВСЁ» только материальное, т.к. очень переживал, что недополучит из-за нас премию. (из разговора)

И никогда не понять ему убогому, для которого мерило счастья — деньги, заработанные на страданиях БЕЛАРУСОВ, какая невыразимая радость в том, чтобы выйти из стен прокуренной камеры СИЗО, вдохнуть полной грудью, повернуть голову и увидеть, как идут к тебе люди — родные, близкие, друзья с роскошным букетом бело-красно-белых роз, с дымящимся кофейком, с креативными подарочками, с целым пакетом фруктов и с такими горячими объятиями, что уже никаких сил нет, чтобы сдерживать слёзы.

Вот это и есть настоящее СЧАСТЬЕ, которое никогда не забудется.

Спасибо вам всем, мои дорогие. По-прежнему, всех люблю!?❤

Алла Рощинская

Источник


Тэгі

Папярэдні пост і наступны пост


Вам таксама будзе цікава