Годовщина со дня смерти митрополита Филарета (Вахромеева)

Беларуская Read in English

Прошел год со дня кончины первого Патриаршего Экзарха всея Беларуси митрополита Филарета (Вахромеева), руководившего Православной Церковью в Беларуси 35 лет, многие личные убеждения которого предопределили особый прогрессивный имидж БПЦ на фоне Русской Православной Церкви в целом.

Его уход стал важным символическим этапом, ознаменовавшим завершение целой эпохи в истории нашей страны. Месяцем ранее ушел из жизни первый премьер-министр независимой Беларуси Вячеслав Кебич, позже был отправлен в отставку Тадеуш Кондрусевич, который начал возрождение католических структур в 1989-1991 годах, а затем 12 января 2021 года скончался митрополит Филарет. Да и сама Беларусь всё больше переходит с авторитарных рельсов на тоталитарные.

При этом со смертью иерарха его достижения исчезают. Бывший «министр иностранных дел Московской Патриархии» и бывший Экзарх Западной Европы Филарет имел определенный сентимент к Западу, ровно, без фобий относился к католикам и протестантам. Даже звание Героя Беларуси в 2006 году он получил в том числе за «развитие межконфессионального диалога». Если для митрополита Филарета антураж международных форумов, где он воплощал современное «русское» богословие, был вполне органичен, то митрополит Вениамин — изоляционист, стремящийся минимизировать все международные и межконфессиональные связи БПЦ.

Качество образовательного процесса в созданных и восстановленных при Филарете богословских учебных заведениях стремительно снижается, так как образование вовсе не является приоритетом нынешнего руководства Экзархата, считающего, что превыше всего — молитва, смирение и послушание. Не идет даже и речи об отправке отдельных студентов на стажировку в зарубежные богословские центры (Рим, Тюбинген, Шамбези и др.), что активно поощрял Филарет.

Многие благотворительные инициативы выхолащиваются. Немыслимо, например, чтобы иерархия БПЦ сейчас поддержала проект помощи жертвам домашнего насилия, что еще было возможно в 2012 году, при «позднем» Филарете.

Если сам Филарет был фигурой мирового масштаба не только для православия, но и для христианства в целом, то сегодняшняя БПЦ — это никому не интересная провинция Москвы. Идеологически и теологически.

При этом иногда теряется грань между церковным и государственным. Раньше Филарет и БПЦ могли (хотя и непоследовательно) дистанцироваться от власти, например, могли позволить себе высказаться за отмену смертной казни. Сегодня это чистая симфония во всем, даже там, где это вредит самой Церкви.

Возможно, люди, пришедшие на смену Филарету, даже не хотят уничтожить наследие покойного митрополита, а просто «не ведают, что творят» (Лк. 23:34). Как это было, например, с поздравлениями митрополита 14 декабря 2020 года от иерархов БПЦ, после чего он был госпитализирован с коронавирусом, а затем скончался.

Конечно, многие проблемы сегодняшней БПЦ восходят ко временам митрополита Филарета. Даже его нынешний преемник Вениамин также является воспитанником покойного иерарха. Но вместо того, чтобы хотя бы развить то, что уже создано митрополитом Филаретом, они просто разрушают то, чего никогда не могли понять.