Аналітыка, каментарыіНа русскомСЛОВЫ

Стандарты, организация и опыт капелланского служения (на примере США)

Православный священник за штатом. Блогер, публицист.

Другие статьи автора

В ноябре 2023 года появились сообщения1«В Беларуси священников начали призывать в армию?», https://belarus2020.churchby.info/v-belarusi-svyashhennikov-nachali-prizyvat-v-armiyu/, что священников из Беларуси начали призывать в армию. Похоже на то, что речь идет не о призыве на рядовую военную службу, а на некую новую должность «инструктора по работе с верующим личным составом», о чем накануне заявило Министерство обороны РБ2“Должность инструктора по работе с верующим личным составом появилась в ВC Беларуси”, https://www.belta.by/society/view/dolzhnost-instruktora-po-rabote-s-verujuschim-lichnym-sostavom-pojavilas-v-vc-belarusi-600204-2023/

В частности, сообщается, что «на эту должность назначаются священнослужители, имеющие духовное образование и возведенные в сан, а также годные по состоянию здоровья для прохождения срочной военной службы или службы в резерве». 

Как пояснили в Министерстве обороны, «главная цель введения указанной должности — максимально эффективное использование потенциала священнослужителей в интересах формирования воинских качеств военнослужащих, их взглядов и настроений, нравственного облика»3«С 1 ноября текущего года в Вооруженных Силах Республики Беларусь введена новая должность – инструктор (по работе с верующим личным составом)», https://t.me/modmilby/33860. Сообщается также, что на новую должность уже приняты 6 священников. 

Однако, остаются недоумения, которыми делится в своей статье4Мечыслаў Гапановіч, “У беларускім войску з’явіліся інструктары па рабоце з вернікамі. Гэта ўжо капеланы ці яшчэ не?”, https://catholicnews.by/u-belaruskim-vojsku-z-javilisja-instruktary-pa-raboce-z-vernikami-gjeta-zho-kapelany-ci-jashchje-ne/ на эту тему Мечислав Гапонович, задаваясь вопросом: «Это уже капелланы или еще нет?» Гапонович отмечает, что неизвестно, какие конкретно нормативно-правовые документы регулируют призыв священников и назначение их инструкторами. Также не уточняется, какие религиозные конфессии могут занимать эту должность. Пока известны только православные инструкторы.

В мировой практике существует давняя традиция служения в армии капелланов – специальных священников по работе с верующими. Для Беларуси это всё еще в новинку. В Украине и России, особенно в связи с продолжающейся войной, уже есть специальные военные капелланы, которые в армии следят за моральным состоянием солдат, хоронят погибших, помогают в эвакуации раненых и погибших солдат. 

В Украине такие священники получают офицерские звания и финансовую поддержку. Но на это служение накладывает свой отпечаток напряженная религиозная ситуация в стране. Например, к должности капеллана не допускаются священнослужители Украинской Православной Церкви — об этом заявляют в Государственной службе по этнополитике и свободе совести, которая и дает священникам статус капеллана5«Жодного священника Московського патріархату серед капеланів ЗСУ немає – Державна служба», https://mil.co.ua/zhodnogo-svyashhennyka-moskovskogo-patriarhatu-sered-kapelaniv-zsu-nemaye-derzhavna-sluzhba/ .

В России священники числятся в воинских частях как гражданские специалисты или даже добровольцы, правовой статус которых пока не урегулирован, хотя число таких служителей уже исчисляется сотнями, и на сайте «Христиане против войны» публикуется список тех из них, о ком имеются данные6«Священники РПЦ на фронте», https://shaltnotkill.info/svyashhenniki-rpcz-na-fronte/

Что же говорит нам об этой должности мировой опыт?

Международные стандарты

В Своде стандартов, хорошей практике и рекомендаций ОБСЕ о правах человека в вооруженных силах7«Права человека в вооруженных силах», https://www.osce.org/files/f/documents/5/1/505732.pdf уделено внимание и стандартам реализации права на свободу религии или убеждений, где среди прочего утверждается, что «вооруженные силы должны предоставлять военнослужащим доступ к духовным наставникам или капелланам, представляющим все многообразие религиозных и нерелигиозных убеждений, распространенных среди личного состава».

И далее:

«Роль представителей конфессий в вооруженных силах сводится к следующему: проведение религиозных служб, предоставление личному составу информации по религиозным вопросам; духовное наставничество и поддержка. В ситуациях, когда другие возможности отсутствуют или являются недостаточными, официальные представители религиозных общин могут заниматься неформальным разбором жалоб, решением социальных проблем военнослужащих или вопросов их быта. Почти во всех странах они также предоставляют консультации и помощь командованию вооруженных сил по вопросам, связанным с разработкой планов, правил и доктрин, влияющих на духовное, этическое и моральное благополучие военнослужащих. Вопрос о том, следует ли представителям религиозных общин (например, капелланам) присваивать воинские звания, в разных странах решается по-разному.»

Одну из самых богатых традиций по служению воинских священников имеют Соединенные Штаты Америки, на чем остановимся более подробно. Описание этого опыта основывается не только на формальных документах, но и на свидетельствах тех, кто имеет непосредственный опыт капелланского служения.

США за сотни лет выработали систему священнического служения в армии в условиях демократического управления, свободы религии и равенства деноминаций. Такой опыт наверняка будет востребован и в будущей демократической Беларуси. 

Вообще в США существует три вида капелланства: военное, госпитальное и тюремное. В данной статье рассматриваются ключевые моменты именно военного капелланства на основании живого опыта такого служения. 

Главным основанием в отношениях государства и религии в США является принцип их разделения и невмешательства, а также свободы вероисповедания. Первая поправка Конституции (Билль о правах)8«Билль о Правах», https://www.state.gov/wp-content/uploads/2020/02/Russian-translation-U.S.-Bill-of-Rights.pdf провозглашает: «Конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению религии либо запрещающего свободное её исповедание». Исходя из этого принципа как религия не может быть использована государством для своих целей, так и религия не может пользоваться полномочиями от государства для распространения своего учения и влияния. 

Каковы юридические основания капелланства?

Юридические основания системы капелланства изложены в Своде законов США (Титул 10 «Вооруженные силы»), а также – Армейский регламент 165–1 «Деятельность армейского капелланства», утвержденный Министром обороны США. Кроме того, некоторые технические моменты регулируются инструкциями Министерства обороны. Более подробно об этом на русском языке можно ознакомится в работах Челпановой9Татьяна Челпанова, “Особенности правового положения капелланов (войсковых священников в США”, Право и государство: теория и практика, №9 (2018): 114-121. Онлайн: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-pravovogo-polozheniya-kapellanov-voyskovyh-svyaschennikov-v-ssha и Айсина10Камиль Айсин, “Военное капелланство (на примере США и Великобритании)”, Вестник РГГУ. Серия «Философия. Социология. Искусствоведение», №17 (2012): 254-261. Онлайн: https://www.rsuh.ru/upload/main/vestnik/fsi/Vestnik-17_12.pdf.

История и общая структура капелланства в США

В американской армии институт военных священников, получивший название «служба капелланов» (СК), был создан президентом США Джорджем Вашингтоном уже в 1775 году.

До середины XIX века СК состояла исключительно из протестантских священников, позже к службе были допущены и католики. В 20-м столетии службу пополнили священнослужители православного и иудейского вероисповеданий. К концу Второй мировой войны в американской армии насчитывалось более 8 000 капелланов (в том числе свыше 5 600 протестантов, около 2 300 католиков и 243 иудея). К началу нынешнего столетия службу капелланов пополнили представители других религиозных конфессий, прежде всего ислама и буддизма.

В настоящее время в сухопутных войсках военные священники (более 1 500 капелланов) действуют в составе духовных групп в подразделениях родов войск. 

Во главе капелланского корпуса стоит Главный капеллан, а также действует Совет капелланов вооруженных сил.

Штатные капелланы действуют в батальонах, бригадах, дивизиях и корпусах (как правило, из расчета один на 700 человек). Обычно, батальонный капеллан имеет воинское звание капитан, бригадный — подполковник, а корпусной — полковник. Их командные обязанности начинаются с бригадного уровня. Бригадный капеллан отвечает за ситуацию, складывающуюся в каждом батальоне своей части.

Какие деноминации имеют доступ к капелланству?

В настоящее время солдаты и офицеры вооруженных сил, так же как и все население США, исповедуют сотни различных религий, многие из которых не являются традиционными. Согласно отдельным публикациям, в связи с тем что в стране наблюдается рост почитателей «церкви Сатаны», в войсках уже есть армейские священники-сатанисты. Хотя в большинстве своем капелланы представляют все же основные конфессии: протестантов, католиков, православных, иудеев, мусульман, и отвечают за свою конкретную паству. Они призваны убеждать каждого в том, что в США любой гражданин имеет свободу вероисповедания.

В Министерстве обороны есть список тех религиозных организаций, в которых есть потребность, поскольку в войсках служат их приверженцы. На практике этот список практически совпадает со списком легально зарегистрированных религиозных организаций. Причем практическая потребность в священнослужителях недоминирующих деноминаций даже больше. Например, если среди священнослужителей-протестантов наблюдается даже конкуренция для того, чтобы быть принятым на службу капелланом, то в католиках и православных всегда есть потребность. 

Что нужно для того, чтобы стать капелланом?

Кандидаты в капелланы должны отвечать ряду требований, которые в общем виде сводятся к следующим: быть гражданином США; иметь возраст не младше 18 и не старше 40 лет в момент назначения на должность (исключения по возрастным уровням — до 42 лет — делается для лиц, ранее проходивших военную службу); успешно сдать экзамен по физической подготовке в одном из пунктов принятия кандидатов на военную службу; быть готовым пройти тест на допуск агентства национальной безопасности; иметь степень бакалавра по программе, включающей не менее 120 академических часов (слушатели выпускных курсов могут обращаться перед завершением выбранной учебной программы) либо иметь статус студента очного отделения аккредитованной духовной семинарии или теологического колледжа; получить рекомендацию от представителей соответствующей религиозной конфессии либо религиозной группы. Кроме того, в ходе собеседования кандидат обязан показать высокие духовные, моральные и интеллектуальные способности, наличие развитого чувства плюрализма и терпимости к другим вероисповеданиям.

Первый шаг – нужно получить удостоверение («indorsment»/«endorsement») от руководства своей церкви, подтверждающее, что данный человек представляет эту церковь. С этим разрешением подающий заявку на должность капеллана обращается к рекрутеру, набирающему в штат вооруженных сил. Есть два вида рекрутеров: одни работают с офицерами, другие – с неофицерским составом. А капелланы являются офицерами, поэтому нужно обращаться к тем, что работают с офицерами.

После подписания необходимых документов кандидат в капелланы направляется на медкомиссию. Медкомиссия очень строгая, медики стараются отсеять людей. Дело в том, что министерство обороны обязано оплачивать медицинские расходы находящимся на службе, поэтому оно не заинтересованно принимать на службу людей, у которых могут вскоре появиться медицинские проблемы. 

Следующий этап после прохождения медкомиссии – нужно записать на видео проповедь, послать ее на просмотр, а потом пройти интервью с главным капелланом. В основном смотрят на то, как будущий капеллан будет работать в экуменической среде, чтобы он не старался перетягивать в свою веру других.

Что происходит дальше после успешного прохождения рекрутинга?

В армии США два вида офицеров линейные (собственно военные) и профессиональные (врачи, юристы, капелланы и т. п.). Профессиональный офицер после прохождения рекрутинга и подписания присяги сразу становится офицером. Далее его направляют в офицерскую школу, где он учится вместе с будущими офицерами разных родов войск: они еще не офицеры, а капеллан уже офицер.

После прохождения школы офицеров будущего капеллана направляют в школу капелланов. При этом будущие капелланы разных юрисдикций занимаются вместе. 

Школа офицеров занимает два месяца, школа капелланов — один месяц. Всего три месяца. 

В дальнейшем капеллан периодически проходит новые курсы повышения квалификации. На этих курсах больше учат не тому, что капеллан должен делать, а тому, что делать не должен. Например, у капеллана есть помощник капеллана. Этот помощник обычно неофицерского звания. И в школе капелланов учат, что капеллан не имеет права просить не о каких личных одолжениях у помощников. Помощники капелланов для того, чтобы помогать ему в работе, но не выполнять личные поручения. 

В чем состоит работа капеллана?

Согласно военному уставу, у капелланов две главные компетенции: первая – духовная помощь, вторая – информирование начальства о моральном состоянии подчиненных. Их работа состоит в том, чтобы общаться с людьми, смотреть, какие у них проблемы, и информировать начальство о проблемах подчиненных, в моральном, этическом плане. При этом строго соблюдается 100-процентная конфиденциальность, никаких имен и никакой приватной информации начальству не доносится.

Поэтому к капелланам военнослужащие обращаются в каких-то критических ситуациях, когда они не хотят обращаться к психологу или психотерапевту, потому что те должны об этих проблемах сообщать командованию, и в результате у таких военнослужащих есть риск исключения из вооруженных сил. Например, если у человека появились мысли о самоубийстве, и он обращается к психологу или психиатру, последние обязаны об этом сообщить командованию. И такого человека сразу же насильно помещают в психиатрическую больницу, а затем, как правило, исключают из вооруженных сил. Дело в том, что в случае совершившегося суицида государство оплачивает в среднем около миллиона долларов родственникам. Понятно, что человека с мыслями о самоубийстве стараются на службе не держать. Поэтому люди с подобными проблемами предпочитают обращаться к капелланам, которые, благодаря 100-процентной конфиденциальности, никому ничего не должны и даже не имеют права сообщать.

То же самое касается каких-то семейных проблем. Если у кого-то, например, проблемы с женой или с мужем, и об этом узнают, у них сразу же забирают разрешение на оружие. А военный без оружия не может полностью выполнять свою работу, и тогда дают неделю или больше на то, чтобы ему исправиться, и если не исправился, опять же исключают из вооруженных сил. Поэтому и в таких случаях военнослужащие в основном предпочитают обращаться к капелланам.

И начальство прислушивается к капелланам, поскольку с капелланами разговаривают, им доверяют, поскольку они не доносят имен и подробностей, но именно поэтому они могут сказать, что на самом деле происходит, какие существуют проблемы. 

Таким образом, оказывается, что церковная служба это самое малое, что делает капеллан. Она занимает не больше 20-25% всей занятости, в то время как психологическая помощь – 50%. Оставшееся время – экспертное консультирование командования и немного административная рутина.

Очень строго следят за тем, чтобы капеллан не имел никакого отношения непосредственно к военным действиям, не прикасался к оружию, даже к муляжам. Одной фотографии капеллана с оружием достаточно, чтобы такого капеллана уже в течении дня выгнали со службы.  

Кто такой помощник капеллана, в чем его работа?

Помощник капеллана — это отдельная военно-учетная специальность на которую нужно учиться в школе. Они тоже обладают 100-процентной конфиденциальностью, но не имеют богословского образования. Помощники капеллана могут быть вообще неверующими. Они, в основном, занимаются административной и хозяйственной деятельностью: отвечают на телефонные звонки, организуют визиты капеллана и т. д.

Кому подчиняется капеллан?

Капеллан довольно свободен в своей деятельности, хотя формально у него двойное подчинение: по военной и религиозной линиям. Но в основном это подчинение сводится только лишь к координации и оценке работы. Никто не может вмешиваться в дела, связанные с непосредственно религиозной деятельностью капеллана. Оценка же работы капеллана зависит от его непосредственного начальника по капелланской линии, который должен каждый год писать отчет о работе подчиненных капелланов. Ценится не просто выполнение работы, но и проявление инициативы. Среди критериев оценки: сколько навестил человек, сколько провел служб, собеседований, и т. д. Потом по отчетам всего офицерского состава общая комиссия из военного руководства проводит градацию от лучших до худших. От этого зависит как повышение звания, так и возможное увольнение со службы за некомпетентность, если по градации три года подряд офицер, в том числе и капеллан, попадает в тройку худших.

Кроме оценки выполнения работы, повышение звания зависит также от выслуги лет и прохождения военных школ.  

Влияет ли конфессиональная принадлежность капеллана на то, с кем он работает?

Когда капеллан заполняет документы, он указывает свое вероисповедание. И потом, когда приезжает на базу, просит у ответственного за персонал список людей, принадлежащих к его конфессии, например, всех православных. И он получает соответствующие контактные данные. На этих людей капеллан выходит сам, может предложить им прийти на службу, помочь в других религиозных потребностях. 

Но при этом он обязан работать со всеми людьми, проводить собеседования со всеми желающими, независимо от религиозных убеждений. Он также должен содействовать в создании условий для удовлетворения религиозных потребностей любых вероисповеданий, если к нему обращаются за такой помощью. 

Существует ли какая-то координация и подчиненность капелланов на общецерковном уровне?

В православной церкви определенной юрисдикции есть епископ, ответственный за капелланство. Бывают также встречи капелланов в пределах своей юрисдикции.  

Епископ, ответственный за капелланство, это обычный епископ, который к военным не имеет прямого отношения. Он в основном для того, чтобы можно было к нему обратиться, если военным руководством нарушаются какие-то правила, связанные с его верой. Капеллан не может сам отказаться выполнять какое-то задание, он должен подчиняться командованию. Но у него есть высшая церковная инстанция в виде епископа, ответственного за капелланство. Он связывается с этим епископом, а тот в свою очередь выходит на командира и сообщает, что запрещает капеллану исполнять данный приказ, поскольку это против требований данной церкви.  

Выводы

Из всего сказанного можно сделать два важнейших вывода, которые необходимо учесть, организуя капелланское служение в будущей демократической Беларуси. 

Первый: в вооруженных силах, как и во всем обществе, должен быть реализован механизм равенства всех религий и конфессий, в соответствии с которым граждане всех вероисповеданий не должны быть ущемлены в религиозных правах и имеют право на религиозное попечение, в соответствии со своей верой. При этом капелланство никоим образом не должно служить навязыванию религии, оно должно служить всем людям, независимо от вероисповедания, религиозных убеждений или их отсутствия.

Второй: военный священник в вооруженных силах демократического государства не выполняет функции идейного вдохновителя для выполнения военных задач, это не «политрук в рясе», каким, по сути, часто является военный священник в постсоветских странах. Целью капелланства является не «поднятие боевого духа», а очеловечивание воинской службы. Потому что война  – это грязное дело, война – это зло. Но эту войну ведут люди. И цель – вернуть их в состояние человечности.

Опубликовано в рамках проекта Посольства Королевства Нидерланды в Варшаве при поддержке Netherlands Fund for Regional Partnerships/Human Rights Fund.


1 «В Беларуси священников начали призывать в армию?», https://belarus2020.churchby.info/v-belarusi-svyashhennikov-nachali-prizyvat-v-armiyu/

2 “Должность инструктора по работе с верующим личным составом появилась в ВC Беларуси”, https://www.belta.by/society/view/dolzhnost-instruktora-po-rabote-s-verujuschim-lichnym-sostavom-pojavilas-v-vc-belarusi-600204-2023/

3 «С 1 ноября текущего года в Вооруженных Силах Республики Беларусь введена новая должность – инструктор (по работе с верующим личным составом)», https://t.me/modmilby/33860

4 Мечыслаў Гапановіч, “У беларускім войску з’явіліся інструктары па рабоце з вернікамі. Гэта ўжо капеланы ці яшчэ не?”, https://catholicnews.by/u-belaruskim-vojsku-z-javilisja-instruktary-pa-raboce-z-vernikami-gjeta-zho-kapelany-ci-jashchje-ne/

5 «Жодного священника Московського патріархату серед капеланів ЗСУ немає – Державна служба», https://mil.co.ua/zhodnogo-svyashhennyka-moskovskogo-patriarhatu-sered-kapelaniv-zsu-nemaye-derzhavna-sluzhba/

6 «Священники РПЦ на фронте», https://shaltnotkill.info/svyashhenniki-rpcz-na-fronte/

7 «Права человека в вооруженных силах», https://www.osce.org/files/f/documents/5/1/505732.pdf

8 «Билль о Правах», https://www.state.gov/wp-content/uploads/2020/02/Russian-translation-U.S.-Bill-of-Rights.pdf

9 Татьяна Челпанова, “Особенности правового положения капелланов (войсковых священников в США”, Право и государство: теория и практика, №9 (2018): 114-121. Онлайн: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-pravovogo-polozheniya-kapellanov-voyskovyh-svyaschennikov-v-ssha

10 Камиль Айсин, “Военное капелланство (на примере США и Великобритании)”, Вестник РГГУ. Серия «Философия. Социология. Искусствоведение», №17 (2012): 254-261. Онлайн: https://www.rsuh.ru/upload/main/vestnik/fsi/Vestnik-17_12.pdf