Наталля Василевич о попытках священноначалия БПЦ «закрутить гайки» и становлении независимого церковного сообщества

В Белорусской Православной Церкви разворачиваются два разнонаправленых, но взаимосвязанных процесса. С одной стороны, растет недовольство активных и рядовых прихожан официальной позицией церкви по вопросам нравственной интерпретации происходящих в Беларуси событий, а также недоверие к церковной иерархии. В то же время, на волне общего пробуждения белорусского общества, православные христиане активно строят неформальные сети общения и взаимодействия, обсуждают, каким образом должно применяться социальное учение церкви к социальной сфере, каким должен быть голос церкви, на какие ценности и принципы опираться, выступают с критикой церковных лидеров, проводят совместные акции, например, записывают видеообращения, пишут открытые и адресные письма с сотнями подписей с изложением своей позиции в адрес лидеров церквей, а также проводят культурные мероприятия. Пространством действия может стать чат однокурсников богословских учебных заведений, чат священников, чат с просьбами о молитвах, православный хор, православное братство, чаепитие прихожан после богослужения, просто группа друзей, объединенных православной верой и ее общим пониманием. Таким пространством может стать даже тред комментариев в фейсбуке. Эта неформальная коммуникация во-первых, стимулирует создание независимого от иерархии церковного сообщества вообще. А во-вторых, недоверие к иерархии со стороны этого сообщества трансформируется в критическое отношение к ней.

С другой стороны, митрополит Вениамин, руководитель Белорусской Православной Церкви, человек монашеского склада, ориентированный на поддержание дисциплины и послушания, проводит постепенную «зачистку» поля самодеятельности внутри подведомственной ему организации. Однако его власть простирается только на официальных лиц этой организации — сотрудников епархиальных структур, священнослужителей и людей, занимающих какую-либо официальную позицию. Под эту зачистку, в первую очередь, попал Синодальный информационный отдел после увольнения его руководителя, протоиерея Сергия Лепина. Проводится аудит деятельности Минской духовной академии и Института теологии БГУ, с большой вероятностью, их коснется реструктуризация. Митрополит Вениамин также демонстрирует попытки навязывания своих взглядов в других епархиях — так, в Гродненской епархии он потребовал, чтобы не было исполнения ставшего уже традиционным белорусского духовного гимна «Магутны Божа». В некоторых других епархиях, например, в Лидской, в одном из храмов в конце богослужения шесть лет исполнялся этот гимн, но 22 ноября приходскому хору исполнение гимна было запрещено распоряжением сверху. Внутри некоторых приходов и структур также отмечаются случаи увольнения или прекращения сотрудничества в связи с общественно-политической позицией, примером может стать Минский Свято-Елисаветинский монастырь, чей духовник, протоиерей Андрей Лемешонок активно выступает не только в поддержку действующей власти, но и в поддержку репрессий и насилия в отношении протестующих.

Попытки «закрутить гайки» в некоторой степени консолидируют систему внутри церковных структур, делают ее более предсказуемой и управляемой со стороны руководства церкви. Такая консолидация позволяет оказывать еще больше давление на тех участников структуры, которые пока позволяют себе альтернативные мнения и действия, а также монополизировать «официальный» православный дискурс в сторону лояльности к существующему политическому режиму.

Однако в отношении православного сообщества в целом это приводит к обратному результату — активные церковные профессионалы, изгнанные за свою позицию с должностей внутри церковной структуры, плавно перетекают в рамки независимого церковного сообщества и даже становятся теми узлами, вокруг которых оно кристаллизуется. Такое сообщество обладает высоким потенциалом, компетенцией и мотивацией, чтобы православный публичный дискурс, наоборот, демонополизировать, предлагая обществу свой креативный вклад в общее действие, преследующее цели продвижения демократии, правового государства, основанного на справедливости и уважении к правам человека.

Рисунок Дмитрия Шило