Наталля Василевич. Церкви и миграционный кризис в Беларуси: начало

Для белорусских церквей, как и для всего белорусского общества, гуманитарная проблема, связанная с транзитом мигрантов, ищущих убежища или лучшей жизни в благополучных странах Европейского союза, довольно новая. Она была искусственно создана режимом Александра Лукашенко в июне этого года в ответ на санкции, наложенные ЕС на организации, предприятия и лиц, несущих ответственность за фальсификацию избирательного процесса во время президентских выборов 2020 года в Беларуси, а также беспрецедентные репрессии и давление на мирных демонстрантов, деятелей оппозиции и журналистов в послевыборный период. И пока мигранты перебирались через границу Польши, Литвы и Латвии небольшими группами на протяжении относительно теплого сезона, процесс еще не выглядел гуманитарной катастрофой.

Церковная помощь в Литве, Польше и Латвии: восполняя дефицит государства или действуя вопреки ему

Проблема беженцев — была в первую очередь проблемой для принимающих стран. Находясь вдали от традиционных маршрутов миграции из конфликтных и неблагополучных регионов мира, граничащие с Беларусью страны Европейского Союза к резкому увеличению потока мигрантов, переходивших границу вне мест официальных переходов, оказались не готовы и не очень рады. Однако местные церкви, особенно в преимущественно католических Польше и Литве, активно выступили в поддержку мигрантов.

Во-первых, они оказывали им реальную гуманитарную помощь через местные католические благотворительные организации “Каритас”, а также более мелкие церковные инициативы, как например от Евангелической церкви Аугсбургского исповедания (Польша). Главное внимание было привлечено к защите самих мигрантов.

Во-вторых, церкви были заняты формированием определенного общественного мнения и государственной политики по отношению к мигрантам — более открытой и гостеприимной.

В августе литовский кардинал Аудрис Бачкис посетил центр приема беженцев в Пабраде, на границе Литвы и Беларуси, где выразил солидарность с мигрантами и призвал литовское общество преодолеть существующее недоверие к мигрантам, потому что «этого требует милосердие». При этом, Официальный портал Святого Престола Vatican News, публикуя статью «Кардинал на границе», в немецком тексте употребляет в отношении Александра Лукашенко обозначение «der Gewaltherrscher», среди значений которого «деспот», «диктатор» и «тиран».

С нарастанием кризиса в граничащих с Беларусью странах, риторика представителей церкви становится более твердой, но направлена она, в первую очередь, в адрес своих правительств и народов. Так, примас Польши архиепископ Войцех Поляк во время торжеств в Ченстохове в сентябре заявил, про необходимость “гостеприимства и уважения к мигрантам”, призывая политиков искать такие способы решения миграционного кризиса, которые не будут увеличивать ксенофобию и приносить человеческие жизни и благополучие в жертву “государственной пользе”.

Критикуя свои власти, церковные лидеры, однако, не фокусировали внимания на роли режима Лукашенко в создании миграционного кризиса. Правительства же, в ответ, сопротивляясь такой гуманитарной и основанной, в первую очередь, на ценностях позиции церквей, с прагматической точки зрения не были готовы отвечать на эти запросы, защищая свой суверенитет, государственные границы, безопасность и бюджет, были заинтересованы в снятии возникающего напряжения.

Напрасная надежда на Ватикан?

Руководители Литвы и Германии, понимая, что за миграционным кризисом стоит режим Лукашенко, который пытается манипулировать политическими лидерами Европы в своих интересах, пытались привлечь внимание к этому Святого Престола, настаивая на том, что причиной кризиса являются действия белорусского режима. В августе премьер-министр Литвы Ингрида Шимоните обратила внимание Госсекретаря Ватикана кардинала Пьетро Паролина на “спонсируемую белорусским режимом иррегулярную миграцию в Евросоюз”, добавив в повестку вопрос с правами человека в Беларуси в целом.

В конце октября федеральный президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер во время своего визита к Римскому понтифику посчитал необходимым посвятить свое общение с ним проблеме миграционного кризиса в связи с действиями беларуских властей, и по сообщению пресс-службы президента стороны согласились, что “поведение белорусского руководства по привозу людей с Ближнего Востока и отправке их к другим границам не подлежит одобрению”.

Тем не менее, Ватикан от выражения какой-либо официальной позиции воздерживался, несмотря на то, что тема зашиты мигрантов и беженцев для Папы — была ключевой, именно с нее он начал свое служение в 2013 году, совершив свой первый визит на Лампедузу, итальянский остров в Средиземном море, одной из самых близких к африканскому побережью европейских территорий, который многие беженцы, плывущие из Африки в Европу, избирают своей точкой прибытия. Однако своем анализе позиции Ватикана в конце октября 2021 года, группа «Христианское видение» отмечала, что по мере разворачивания гуманитарной катастрофы белорусской границе Ватикану будет становится всё труднее сохранять свой традиционный нейтралитет по белорусскому вопросу.

Белорусские церкви: осторожное молчание

В Беларуси религиозные организации и лидеры в целом не замечали нарастающей проблемы. C начала кризиса оказывать гуманитарную помощь пытался белорусский “Каритас” в сотрудничестве с польскими коллегами, однако белорусские власти препятствовали такой деятельности, не позволяя получать адресную помощь с польской стороны (для этого требуется специальное разрешение Департамента по гуманитарной деятельности), а также не давая доступа к самим нуждающимся.

Летом и осенью группа “Христианское видение” Координационного Совета Беларуси призывала белорусские церкви обратить внимание на усугубляющийся гуманитарный кризис и занималась мониторингом ситуации. Один из ее членов ксендз Вячеслав Барок затрагивал эту тему в своих выступлениях. Важным аспектом для этого христианского сообщества, связанного с демократическим движением, было не только привлечение внимания к самому кризису мигрантов и необходимости действенного участия в судьбе людей, но и указание на автора этого кризиса — белорусский режим, который через инструментализацию людей в уязвимой ситуации, пытался добиться своих политических целей по линии отношений с ЕС, а фактически используя мигрантов как заложников. Эту же позицию группа продвигала среди своих европейских экуменических партнеров, которые на первом этапе, как и церкви принимающих стран, были главным образом и в первую очередь обеспокоены только одним аспектом кризиса, во многом копируя позицию, сформулированную в ходе кризиса беженцев 2015 года, — необходимость отстаивать права мигрантов, оказывать гуманитарную помощь, акции по спасению, требовать от правительств своих стран более гуманной политики по отношению к мигрантам, обеспечения безопасного и легального доступа в ЕС при помощи таких механизмов, как «гуманитарные коридоры», гуманитарные визы, планы по переселению и воссоединение семей, бороться с ксенофобией по отношению к мигрантам в обществе.

Эскалация на границе

Ухудшение погодных условий, усиление охраны границы, значительное увеличение количества мигрантов, новая, самая тяжелая волна коронавируса, которая уже сама по себе приближала Беларуси к порогу гуманитарной катастрофы — стало изменять статус-кво. Всё сложнее было людям переходить границу, это стало гораздо опаснее и рискованнее, с меньшей надеждой на успех. Всё больше людей гибло, всё больше оказывалось в пограничной зоне в опасных для здоровья и жизни условиях, всё больше росло напряжение. Для режима также транспортировка и содержание мигрантов также становилась всё более затратной и трудоемкой, особенно в качестве долгосрочной стратегии, а желаемого эффекта давления на Европу она так и не давала. Поэтому режим решился рискнуть — в том числе и жизнями мигрантов — и пойти ва-банк. 8 ноября организованная группа мигрантов была доставлена на пограничный переход с Польшей Брузги-Кузница, но при подходе к переходу, военнослужащие направили несколько тысяч человек в приграничный лес, который на следующие дни привлечет к себе внимание мировых политиков и медиа. Новая ситуация станет вызовом также и для церквей — как белорусских, так и европейских.

Продолжение: Лукашенко как неуправляемая вагонетка: реакция церквей на кризис беженцев