Лукашенко как неуправляемая вагонетка: реакция церквей на кризис беженцев

Эскалация меняет статус-кво

В начальный период развития кризиса мигрантов европейские церкви в основном обращали внимание на гуманитарный аспект вопроса, а белорусские церкви преимущественно игнорировали наличие проблемы. Но эскалация на границе, которая началась 8 ноября, сподвигла руководство белорусских церквей к реакции, а также значительно скорректировала реакцию церквей европейских — она стала более интенсивной и трансформировалась в сторону осуждения режима Лукашенко. 

Первой озабоченность высказала Римско-католическая церковь в Беларуси, главным посылом ее Конференции епископов стало выражение солидарности с мигрантами и готовности «при необходимости прийти к ним на помощь через Благотворительное католическое общество Caritas», то самое, деятельности которого режим в данном направлении препятствовал с начала кризиса. На 14 ноября во всех католических приходах Беларуси был объявлен денежный сбор в поддержку мигрантов. Далее пошла цепная реакция. Акция по сбору помощи была объявлена при православном Покровском кафедральном соборе Гродно, при этом жертвователей заботливо призывали помнить о религиозных традициях мигрантов, происходящих из преимущественно мусульманского региона, и в качестве продуктов избегать свинины. К гуманитарной помощи присоединились и гродненские лютеране. Даже одиозная игумения Гавриила посетила беженцев, правда, оказалась менее чувствительна к их религиозным традициям, и раздавая конфеты детям, интенсивно их благословляла знаком креста.

В среде европейских церквей в качестве реакции на развитие кризиса, кроме выражения солидарности с мигрантами начала отчетливо звучать критика режима. Например, Дагмар Пруин, президентка крупнейшей немецкой церковной гуманитарной организации «Brot für die Welt» назвала 11 ноября политику белорусских властей «бесчеловечной», а глава Конференции католических епископов Польши архиепископ Станислав Гондецкий заявил, что «решительно осуждает инструментализацию белорусской стороной человеческих трагедий для проведения действий против суверенитета Польши».

Заявление белорусских “ведущих конфессий”: Лукашенко как фигура умолчания

Режим был не очень доволен таким развитием событий, и в связи с этим 12 ноября инициировал подписание «руководителями ведущих религиозных конфессий» — православным митрополитом Вениамином (Тупеко), новым римско-католическим митрополитом Юзефом Станевским, раввином Григорием Абрамовичем и муфтием Абу-Бекиром Шабановичем — текста обращения «к политикам современных экономически развитых и благополучных европейских государств», которых, равно как и “всех верующих и просто неравнодушных людей Европы», руководители конфессий призвали «к мудрости, милосердию и состраданию, к спасению людей, находящихся без крова, в состоянии отчаяния».

Сами подписанты утверждают, что обратиться к европейским политикам их побуждают «трагические события, связанные с миграционным кризисом, происходящие в настоящее время на миролюбивой и многострадальной белорусской земле, человеческое горе и боль тысяч людей, замерзающих на границах наших государств». Однако подписать подобное обращение религиозные лидеры догадались не сами: именно в таком составе и именно с такой задачей их собрал Уполномоченный по делам религий Александр Румак, чиновник, курирующий религиозную сферу в Беларуси.

В то время как европейские церкви, говоря о кризисе беженцев, демонстрируют свою субъектность и независимость от властей, позволяют себе критиковать политику своих государств, церкви Беларуси не решаются осудить представителей белорусских властей за намеренное создание гуманитарного кризиса, который поставил тысяч людей в ситуацию крайней нужды и опасности.

То, что белорусские церкви не указывают на режим как источник проблемы, совершенно понятно, исходя из той ситуации чрезвычайного давления и террора со стороны режима, с которым сталкивается всё белорусское общество, и белорусские церкви, в частности. Не называя белорусский режим в качестве субъекта, создавшего проблему, церкви демонстрируют отсутствие собственной субъектности по отношению к властям.

Но еще более примечателен следующий факт. Режим, пытаясь снять с себя ответственность за создание проблемы, попадает в ловушку, которая хорошо отражена в риторике письма «ведущих»: им приходится обращаться не к собственному правительству, но к правительством европейским, таким образом, рассматривая только их, а не белорусские власти как субъект, способный проблему решить.

Позиция Ватикана: Лукашенко как “политический кризис”

Заявления представителей Ватикана, все еще пытающегося, даже несмотря на эскалацию, конфронтации с беларусскими властями избегать, тоже следует рассматривать в этом контексте. 

9 ноября секретарь Святого Престола по отношениям с государствами архиепископ Пол Галлахер, на пресс-конференции по итогам переговоров с главой МИД РФ Сергеем Лавровым, призвал «власти по всей Европе.., все стороны принять на себя ответственность и решить этот очень серьезный гуманитарный кризис». В качестве критического примера Галлахер выбрал правительство Польши, чем хорошо вписался в дискурс белорусской пропаганды, у которое именно Польша стала основным объектом критики. Поскольку заявление было передано российским агенством ТАСС, не совсем понятно, то ли представитель Ватикана проигнорировал роль белорусских властей как «субъекта ответственности», то ли его слова были нужным образом вырваны из контекста. Для того, чтобы прояснить позицию Святого престола и высказать свою, группа «Христианское видение» направила архиепископу Галлахеру письмо, в которым отметила, что во-первых, именно белорусский режим является создателем кризиса, а во вторых, власти спровоцировали гуманитарный кризис в Беларуси не только в связи с беженцами, но и с беззаконием, нарушением прав человека, преследованием журналистов и правозащитников, а также с безответственной политикой в отношении пандемии коронавируса.

Дополняя заявление официальных лидеров белорусских церквей и своего непосредственного начальника, выступил с сообщением посол Ватикана в Беларуси, апостольский нунций Анте Йозич. Именно он был задействован в «спецоперации» режима по разрешению вакуума легитимности осенью прошлого года. Тогда в «заложниках» у режима оказался архиепископ Тадеуш Кондрусевич, лишенный возможности въехать в страну. Тогда Лукашенко добился, чтобы Ватикан прислал своего посла, который и вручил Лукашенко верительные грамоты 3 ноября 2020 года. Во время церемонии Лукашенко, кроме того, что радостно чокнулся с нунцием шампанским, заявил и про то, что особые отношения Беларуси и Ватикана связаны с продвижением на международной арене определенной повестки, среди пунктов которой первым делом назвал «борьбу с торговлей людьми».

А теперь именно «торговля людьми», в качестве которой может быть квалифицировано сомнительное с моральной и юридической точки зрение массовое перемещение мигрантов на границу и насилие над ними, становится камнем преткновения. Йозич не критиковал действия режима непосредственно. С одной стороны, он вывел белорусские власти за скобки в качестве особого субъекта ответственности — и в негативном, и в позитивном смысле — направив свое обращение по разрешению кризиса к «властям всех заинтересованных стран». С одной стороны, он попытался разделить кризис мигрантов и существующий в Беларуси политический кризис, призвав решать первый несмотря на второй. И этим как бы «подыграл» позиции белорусского режима, пытающегося через миграционный кризис добиться решения политического кризиса в стране в свою пользу. С другой стороны, уже сама артикуляция «нынешнего белорусского политического кризиса» становится указанием на «слона в комнате», которого так настойчиво прячет режим, делая вид, что никакого кризиса нет — именно в том, чтобы на кризис закрыли глаза страны Запада, режим и видит для себя единственно приемлемое решение такого кризиса. От Запада ожидается переключение «стрелки» на железнодорожной развилке, которое направит поезд в нужном режиму направлении, исключая сценарии транзита власти.

Дилемма вагонетки и ее решение

Летом, несмотря на рост количества беженцев и проблемы для безопасности государственной границы, европейские власти не повелись на провокацию и не испугались миграционного кризиса как такового, не идя на уступки по поводу признания режима Лукашенко и ослабления санкций.

Поэтому режим попытался использовать другую тактику и эскалировать миграционный кризис, многократно увеличивая страдания людей и делая их видимость максимально концентрированными — в холоде и голоде, в лесах, с плачущими детьми перед колючей проволокой.

Фактически, Лукашенко ставит европейские власти и общества перед ультимативной дилеммой вагонетки, которая формулируется таким образом: неуправляемая вагонетка движется по рельсам, которые расходятся на две колеи, к одной привязаны пять человек, к другой — один, и переключение стрелки позволяет выбрать, по какой колее поедет вагонетка, а значит, кто станет жертвой ради спасения других жертв. Следуя этим образам, через эскалацию Лукашенко пытается создать моральное давление: в качестве пяти человек «привязывает к рельсам» мигрантов и позволяет европейцам спасти их «независимо от белорусского политического кризиса», переключением стрелки — давая вагонетке террора, развернутого против белорусского гражданского общества с 2020 года, и дальше продолжать ехать по судьбам политзаключенных, журналистов, общественных активистов, студентов и просто по любому белорусу безо всяких болезненных для режима последствий.

Однако, как показывает развитие событий с кризисом мигрантов, режим не учел, что используя описанную выше тактику, сам ставит себя в позицию неуправляемой вагонетки. Создавая новую серьезную проблему, режим не переводит на нее внимание со внутренних белорусских проблем, а позволяет увидеть их в еще более зловещем свете. Вместо функции деления в формулу попадает умножение. Даже тем, кто раньше игнорировал внутренние проблемы Беларуси, вселяет ужас неуправляемая вагонетка.

Это хорошо видно на примере того, как стремительно развивается позиция церквей: никогда еще столько высокопоставленных католических церковных иерархов не ругали Лукашенко с такой интенсивностью. Архиепископ Гамбургский, ответственный в Германии за служение беженцам, Штефан Хессе сравнивает режим с контрабандистами и торговцами людьми; Конференция католических епископов Германии отмечает в связи с кризисом мигрантов: «Режим Лукашенко снова показывает свое бесчеловечное лицо», Глава Конференции Католических епископов Европы архиепископ Гинтарас Грушас обвиняет режим Лукашенко в эксплуатации беженцев, а также и граждан Беларуси, «которых держат в заложниках, многие невинные люди подвергаются пыткам, преследованиям и заключены в тюрьмы», Глава Конференции католических епископов Польши архиепископ Станислав Гондецкий называет белорусский режим «контрабандистской мафией», а беженцев — «жертвами безжалостных политических действий и алчности» этой мафии. К католикам присоединяются и протестанты: епископиня одной из крупнейших и влиятельнейших церквей в Европе — Евангелической Церкви в Германии, Петра Боссе-Хубер, называет мигрантский кризис «преступной игрой диктатора Лукашенко с человеческими жизнями», а сама эта Церковь принимает заявление, в котором осуждаются действия режима Лукашенко как в отношении мигрантов, так и в отношении всего белорусского общества.

Настроения в церковном сообществе и их развития могут служить индикатором укрепления общеевропейского общественного мнения относительно режима Лукашенко как неуправляемой вагонетки, опасной и для граждан Беларуси, и для мигрантов, и для всего европейского региона. Накопительный эффект неадекватности привел к точке невозврата и невозможности какой бы то ни было «нормализации».

См. также Заявление группы «Христианское видение» Координационного совета Беларуси по поводу гуманитарного кризиса: «Кто мой ближний?»