Аналітыка, каментарыіНа русскомПраваслаўная ЦаркваХРЫСЦІЯНСКАЯ ВІЗІЯ

Митрополит Вениамин и пропагандисты

Міжканфесійнае аб’яднанне беларускіх хрысціян, створанае на хвалі мірных пратэстаў 2020 г.
Інфармацыя пра «Хрысціянскую візію».
Аб'ява аб заснаванні групы.
Місія групы.

Іншыя артыкулы

Предстоятель Белорусской Православной Церкви митрополит Вениамин продолжает давать интервью пропагандистам. В гостях у владыки уже побывал Григорий Азарёнок, сам митрополит сходил на ток-шоу Марата Маркова (того самого, кто в прямом эфире допрашивал Романа Протасевича), и вот теперь в кабинет Экзарха пожаловал Евгений Пустовой с канала СТВ.

На канале сообщается, что митрополит рассказал «о накатах на православие со стороны Запада, о священниках в политике, о том, что церковь предлагает для обновленной белорусской Конституции, а еще о том, какие сны снятся Владыке».

В реальности из интервью следует, что:

  • весь рассказ «о накатах на православие со стороны Запада» свелся к заурядной реплике о том, что «вера, религия являются как бы препятствием на пути к этому прогрессу», к которому стремится «европейское общество»;
  • «о священниках в политике» митрополит не сказал ничего;
  • церковь, со слов Экзарха, добивается, «чтобы забота о духовно-нравственном развитии человека была заложена в Основном законе нашей страны», плюс с ее стороны «были высказаны предложения по семейной тематике, они нашли отклик, но не все. И это тоже предмет нашего огорчения»;
  • сны митрополиту иногда снятся, но он «не увлекается этим».

Очень содержательно (нет). Самое четкое, что можно извлечь из этого разговора — это что у митрополита Вениамина нет резиденции, кроме жилого третьего этажа в Минском епархиальном управлении, и что он любит фрукты.

Для ведущего СТВ Экзарх — явно скучный собеседник, без огонька. Поэтому Пустовой отжигает сам, высказывая всё, что в удобной для властей реальности должен был бы сказать глава БПЦ. И это работает, добавляя новых красок на уже привычную народу картинку, где сливаются в объятиях церковь и режим, митрополит и диктатор.

Пропагандист вопрошает: «Неужели духовенство не понимает, откуда растут рога у белорусского протеста? Это не мешало некоторым священникам делать какие-то политические заявления». Судя по всему, он не просто так пытается склонить митрополита Вениамина к осуждению священников, поддержавших ценности мира, правды и справедливости. Здесь есть личное. Евгений Пустовой — прихожанин Свято-Духова кафедрального собора, его приводят в бешенство смелые проповеди и высказывания священников, и он пробует через митрополита на них надавить, выставляя чуть ли не слугами сатаны.

Митрополит Вениамин, правда, не спешит «принимать подачу». Пытаясь сохранять декларированный им когда-то нейтралитет, он туманно отвечает, что «не все так легко и спокойно можно разложить по полочкам».

Впрочем, картинка, на которой иерарх и одиозный телеведущий мило беседуют у камина, оказалась сильнее попыток предстоятеля БПЦ отстраниться от позиции Пустового. На пропагандистскую уловку попался даже Белсат, приписав поначалу цитату о «рогах протеста» Вениамину. В этом есть доля закономерности: случилась путаница из-за форматирования текста, но, с другой стороны, митрополит Вениамин своей лояльностью к происходящему в стране беззаконию уже подготовил общество к тому, что может такое сказать. И если профессиональные медийщики, что называется, по долгу службы анализируют картинку и перепроверяют первые впечатления (кстати, отдельный респект Белсату за то, что признали ошибку), то у большинства зрителей и читателей для такого анализа просто нет сил. С митрополитом Вениамином, к сожалению, уже всем всё ясно. Благостно общаясь с Лукашенко и чиновничьей верхушкой, он загнал себя в такую репутационную яму, что никто уже не будет всерьез отсматривать очередной благостный разговор Экзарха с провластным журналистом, чтобы найти там что-то новое.

Разумеется, было бы странно, если бы в передаче СТВ не прозвучало: «Некоторые мигранты, допустим, торгуются за Томос для Беларуси». О том, что этот торг — фейк, «Христианское видение» писало здесь.

Один момент этого интервью вызвал резонанс в соцсетях. Речь о том, что «священники будут преподавать в школах». Тема обширная, и в скором будущем мы посвятим ей отдельный пост.

Со слов митрополита (который высказывается на данную тему не по своей инициативе, а комментируя слова ведущего, предложившего укомплектовать вымирающие сельские школы священниками в качестве учителей), «сейчас мы совместно с Министерством образования рассматриваем возможность и перспективы получения нашими священнослужителями или выпускниками духовных школ дополнительного образования педагогического или же прохождения курсов соответствующих, что дало бы такую возможность. И, в принципе, это действительно один из возможных вариантов».

Тем не менее, такие мечты о дореволюционных временах, когда основным видом школ были церковно-приходские, а духовенство было одним из самых образованных сословий общества, — это сейчас не более чем благостные рассуждения, которые вряд ли воплотятся в жизнь.

Во-первых, и сейчас, конечно, образования священнослужителей хватит, чтобы научить школьников младших классов чтению и арифметике, возможно, даже провести урок физкультуры и заполнить уроки гуманитарного цикла общими рассуждениями, но для специальных предметов — химии, физики, биологии, математики — нужно специальное образование.

Во-вторых, на преподавание в сельских школах мало мотивированы сами священники, которые сейчас в массовом порядке осваивают не педагогические курсы, но ищут способы получить более востребованную в обществе профессию — в айти, коучинге, психологии, вождении большегрузных автомобилей (мало ли как повернется жизнь с таким епископатом — лучше иметь альтернативный род занятий). Зато выпускники Института теологии БГУ, которые получают специализированное образование для преподавания в школе именно религии, массово остаются нетрудоустроенными по специальности.

В-третьих, государственные органы, для которых школа является важным институтом контроля, всячески препятствуют любому вхождению религиозных организаций в школьные классы, за исключением очень незначительных, в размере статистической погрешности, конкретных случаев — даже в Германии, где православие отнюдь не религия большинства, гораздо больше школ и классов, где преподается православие, по сравнению с Беларусью.

В то время как почти во всех европейских странах религия в том или ином виде присутствует в школьном образовании — как в частных церковных школах, так и во многих странах в школах государственных, в Беларуси батюшек приглашают чисто для антуража. Это прямо предусмотрено в Кодексе об образовании, который предусматривает, что только во внеучебное время и только в рамках воспитательной, а не образовательной работы учреждения образования могут взаимодействовать с зарегистрированными религиозными организациями (п. 4. Ст. 2).

Более того, по Положению о порядке, условиях, содержании и формах взаимодействия учреждений образования с религиозными организациями в вопросах воспитания обучающихся, такое взаимодействие может быть инициировано только «администрацией учреждения образования с согласия учредителя учреждения образования», но никак не самой религиозной организацией. А администрация учреждений образования, как правило, живет по принципу «как бы чего не вышло» и не сильно стремится приглашать в школу левых людей, которым не может доверять.

В целом о проблемах того, как сокращается религиозный компонент и сфера взаимодействия БПЦ и учреждений образования с принятием новых и новых соглашений и программ сотрудничества, читайте в тексте Наталли Василевич и Натальи Кутузовой в следующей публикации:
Кутузова Н., Карасева С., Василевич Н., Шавцова Д., Габрусь Т., Филипович Л., Хромец В. Религиозные организации в общественном пространстве Беларуси и Украины: формирование механизмов партнерства. — Вильнюс: ЕГУ, 2014. — С. 60-65.

Міжканфесійнае аб’яднанне беларускіх хрысціян, створанае на хвалі мірных пратэстаў 2020 г.
Інфармацыя пра «Хрысціянскую візію».
Аб'ява аб заснаванні групы.
Місія групы.

Іншыя артыкулы