На русскомПЕРАСЛЕДСвабода рэлігііХРЫСЦІЯНСКАЯ ВІЗІЯ

Материалы для доклада Специальной докладчицы по Беларуси Совету за 2024 год: Свобода религии или убеждений в связи со свободой ассоциации

Міжканфесійнае аб’яднанне беларускіх хрысціян, створанае на хвалі мірных пратэстаў 2020 г.
Інфармацыя пра «Хрысціянскую візію».
Аб'ява аб заснаванні групы.
Місія групы.

Іншыя артыкулы

To read in English

10 февраля 2024 года «Христианская визия» подала материалы для доклада Специальной докладчицы по ситуации с правами человека в Беларуси Совету по правам человека ООН за 2024 год, посвященный свободе ассоциации. В своих материалах «Христианская визия» обращает внимание на то, что свобода ассоциации и свобода религии и убеждений неразрывно связаны между собой, и как нарушение одного из прав подрывает основы реализации другого права. Доклад был подан на английском языке, мы предлагаем вам перевод на русский язык.

10 февраля 2024 года

В представленном докладе для Специальной докладчицы по ситуации с правами человека в Беларуси Совету по правам человека за 2024 год, посвященном свободе объединений, «Христианская визия» собирается сосредоточиться на ограничениях коллективного, общинного, корпоративного измерения свободы религии или убеждений, которое серьёзно подрывается новым законодательством, а также на ограничительных и репрессивных мерах в отношении религиозных общин и религиозных лидеров в Беларуси.

«Христианская визия для Беларуси» — неправительственная организация, объединяющая духовенство, богословов и активистов православной, римско-католической, греко-католической и евангелических церквей в Беларуси и за рубежом. Она был создана в сентябре 2020 года для координации информационной, аналитической, правозащитной, социальной, культурной, дипломатической, научной и пастырской работы в условиях углубляющегося политического кризиса в Беларуси, а с февраля 2022 года — российской агрессии против Украины. Целями «Христианской визии» являются: защита достоинства и прав человека в Беларуси; демократическое развитие страны; национальное возрождение; межконфессиональный диалог и сотрудничество; прекращение репрессий против гражданского общества; соблюдение принципов верховенства закона; справедливость и недискриминация; установление справедливого и стабильного мира в регионе; поощрение национального диалога и межнационального примирения. Одним из основных направлений нашей деятельности является мониторинг ситуации со свободой религии или убеждений в целом, а также случаев нарушения этого права, преследований и дискриминации белорусских христианских активистов и общин, адвокация и поддержка жертв нарушения прав человека1Христианская визия, “Про нас”, https://belarus2020.churchby.info/hristianskaya-viziya-pro-nas/ .

Свобода ассоциации и свобода религии или убеждений — это два права, которые тесно переплетаются между собой, при этом свобода ассоциации является предпосылкой для осуществления свободы религии, а ограничения свободы ассоциации приводят к нарушению свободы религии. Статья 18 МПГПП защищает участие в жизни общины как проявление религии или убеждений отдельного члена. Религиозные организации представляют собой особый вид объединений и служат каналом осуществления права на свободу религии или убеждений — совместно с другими.

С одной стороны, международные стандарты прав человека защищают свободу религии и, следовательно, права религиозных объединений даже сильнее, чем свободу объединений в целом. Хотя согласно ст. 22 Международного пакта о гражданских и политических правах, «национальная безопасность» может быть законным основанием для ограничения свободы объединений, ст. 18 того же договора исключает эту цель.

По этому поводу Комитет ООН по правам человека заявляет в своем Замечании общего порядка № 22: статья 18 (Свобода мысли, совести или религии), «что положения пункта 3 статьи 18 должны толковаться строго: не признаются никакие основания для установления ограничений, кроме тех, которые конкретно предусмотрены, даже если такие ограничения разрешаются в отношении других прав, защищаемых Пактом, в частности по соображениям государственной безопасности» (пар. 8). Сиракузские принципы о положениях, касающихся ограничения и умаления прав в Международном пакте о граждан требуют, чтобы свобода мысли, совести и религии защищалась как право, отступление от которого не допускается, даже во время чрезвычайного положения, угрожающего жизни нации (п. 58).

С другой стороны, свобода религиозной ассоциации, включая свободу религиозных общин или общин, придерживающихся определенных убеждений, которые не претендуют на признание в качестве юридических лиц, а также свободу религиозных и конфессиональных организаций, добивающихся такого признания, защищается статьями 18 и 22. МПГПП. Как заявил Европейский суд по правам человека в своем решении по делу Хасан и Чауш против Болгарии (2000 г.), если речь идет об организации религиозной общины, свобода религии или убеждений должна интерпретироваться в свете свободы ассоциации, «которая защищает деятельность объединений от необоснованного вмешательства государства» и «если организационная жизнь общины не была бы защищена» свободой религии и убеждений, «все другие аспекты свободы религии для отдельных лиц были бы уязвимыми» (пар. 62).

В Беларуси новый Закон «О свободе совести и религиозных организациях» был принят на основе Закона «О внесении изменений в законы по вопросам деятельности религиозных организаций», подписанного Александром Лукашенко 30 декабря 2023 года и опубликованного 5 января 2024 года. Согласно этому Закону о внесении изменений, новый Закон о свободе совести вступает в силу через шесть месяцев после его официального опубликования, то есть с 5 июля 2024 года (ст. 7). После этого все религиозные организации, зарегистрированные до 5 июля 2024 года, должны пройти процедуру перерегистрации до 5 июля 2025 года. (Статья 4) Этот закон, по сравнению с предыдущей редакцией, ограничивает свободу вероисповедания еще более жестко. Это также было отмечено в вашем докладе Специальной докладчицы по вопросу о ситуации с правами человека в Беларуси совместно со Специальным докладчиком по вопросу о правах на свободу мирных собраний и ассоциаций и Специальной докладчицей по вопросам свободы религии и убеждений от 28 августа 2023 года. (OL BLR 7/2023).

Во-первых, Закон требует обязательной государственной регистрации религиозной организации как предварительного условия для ее деятельности и реализации свободы религии или убеждений (ст. 15). Всякая деятельность и даже само существование вне этих рамок запрещены (ст. 15) и криминализированы (ст. 193.1 УК). Как указано в докладе тогдашнего Специального докладчика по вопросам свободы религии и убеждений Хайнера Билефельдта, положение статьи 18, пар. 1 МПГПП явно включает коллективное, общинное измерение свободы религии или убеждений, и поэтому «регистрация не должна быть обязательной, т.е. она не должна быть предварительным условием для исповедания религии, а только для приобретения статуса юридического лица». (UN Doc.A/HRC/19/60, пар. 41). 

Свобода исповедовать религию или убеждения совместно принадлежит отдельным лицам и поэтому не может быть ограничена требованием обязательной государственной регистрации. Однако в новом законе, как и в его предыдущих редакциях, общины, которые решили не регистрироваться или не отвечают требованиям регистрации, поставлены вне закона и подвергаются риску уголовного преследования, что серьезно ограничивает и нарушает как право самой общины, так и права ее отдельных членов исповедовать свою религию или убеждения.

Во-вторых, к государственной регистрации религиозных общин, которая является для них единственным способом приобретения правосубъектности, а значит, и единственным способом действовать в правовых рамках, предъявляются завышенные требования по сравнению с другими некоммерческими организациями, что дискриминирует религиозные организации.

К некоммерческим организациям других видов эти требования значительно ниже. Например, для создания «местного общественного объединения» необходимо наличие минимум десяти членов, являющихся гражданами Беларуси, без требования проживать в одном населенном пункте (ст. 8 Закона об общественных объединениях), а для религиозной общины закон требует не менее двадцати членов, проживающих в том же или смежном населенном пункте (ст. 13 Закона о свободе совести). В населенных пунктах, где проживает менее двадцати человек одной религиозной традиции, нет юридической возможности зарегистрировать религиозную общину, а потому в случае совместного исповедания религии или убеждений им грозит уголовное преследование.

Если для создания союза некоммерческим объединением закон требует наличия только двух общественных объединений без ограничения места их нахождения (ст. 8 Закона об общественных объединениях), то для религиозного союза (объединения) общин соответствующий закон требует не менее десять религиозных общин; для республиканского союза также установлено требование, чтобы хотя бы одна из общин должна действовать не менее тридцати лет с момента ее государственной регистрации.

В-третьих, Закон запрещает лица, являющихся иностранными гражданами (ст. 13), а также лицам, внесенных в перечни организаций, формирований, индивидуальных предпринимателей и граждан, причастных к экстремистской деятельности (ст. 12), выступать в качестве учредителей и руководителей религиозных организаций.

Дифференциация между гражданами Республики Беларусь и иностранными гражданами «в отношении их возможности осуществлять право на свободу вероисповедания посредством участия в жизни организованных религиозных общин» согласно Решению ЕСПЧ по делу Московское отделение Армии Спасения против России (Заявление № 72881/01, п. 82) не имеет разумного и объективного обоснования. Лишение иностранных граждан права возглавлять религиозные организации подрывает не только право их как отдельных личностей, но и право религиозной или конфессиональной общины свободно определять свое руководство.

Политзаключенные, осужденные по ряду уголовных статей, в том числе по ст. 342 УК РБ («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок»), ст. 368 УК РБ («Оскорбление Президента Республики Беларусь») часто рискуют попасть в упомянутый список. Обе статьи 342 и 368 были оспорены Венецианской комиссией в Заключении № 1016/2020 о совместимости некоторых положений уголовного права, используемых для преследования мирных демонстрантов и членов «Координационного совета» с европейскими стандартами.

«Христианская визия» выявила в текущем списке не менее 57 верующих2Христианская визия, Преследование религиозного сообщества в Беларуси через обвинения в экстремизме, https://belarus2020.churchby.info/presledovanie-religioznogo-soobshhestva-v-belarusi-cherez-obvineniya-v-ekstremizme/, в том числе одного православного священника (свящ. Сергей Резанович), одного баптистского пастора (Виталий Чичмаров), одного служителя Православной церкви (Евгений Глушков), четырех служителей протестантских церквей — Лидия Иванова (евангелическая церковь «Новый Завет»), Андрей и Вера Мамойка (баптистская церковь «Новая Земля»), Максим Стасилевич (церковь ХВЕ «Гефсимания»). Все указанные лица лишены права быть учредителями или руководителями религиозной организации.

В-четвертых, территория, на которой допускается деятельность религиозных общин, ограничивается одним или несколькими смежными населенными пунктами, в которых их члены зарегистрированы в качестве жителей (ст. 13). Таким образом, даже если община имеет легальный статус в одной местности, ее деятельность в другой местности находится вне закона.

В-пятых, в новом законе правовые основания для лишения государственной регистрации и ликвидации религиозной организации расширены и выходят за рамки строгих критериев ч. 3 статьи 18 МПГПП. Даже при наличии правовых оснований, соответствующих требованиям статьи, лишение статуса правосубъектности применяется только в крайнем случае, после того, как нарушения станут серьезными и систематическими, и ранее применялись иные меры, принимая во внимание последствия, которые окажет лишение государственной регистрации на правовой статус религиозной общины. Как вы справедливо отметили в своем докладе в качестве Специальной докладчицы по ситуации с правами человека в Беларуси совместно со Специальным докладчиком по вопросу о правах на свободу мирных собраний и ассоциаций и Специальной докладчицы по вопросам свободы религии и убеждений от 28 августа 2023 года (OL BLR 7/2023) со ссылкой на промежуточный доклад Специального докладчика по вопросу о свободе религии или убеждений (A/73/362, пар. 17), «лишение религиозной общины или общины, основанной на убеждениях, правового статуса может иметь огромные последствия для коллективных аспектов права на свободу религии или убеждений, включая возможность приверженцев исповедовать свою веру вместе с другими, что ставит под угрозу жизнеспособность самого сообщества».

К правовым основаниям роспуска религиозной организации (ст. 23) относится, например, политическая лояльность к государственной власти: деятельность, идущая в противоречии с «основными направлениями внутренней и внешней политики» (ч. 2 п. 2). 10 ст. 8), «дискредитация Республики Беларусь» (п. 3 п. 10 ст. 8), «иная экстремистская деятельность» (п. 3 п. ст. 8) запрещаются.

«Дискредитация Республики Беларусь» — термин, относящийся к уголовному преступлению, преследуемому по статье 369-1 Уголовного кодекса, а «экстремистская деятельность» подпадает под действие Закона о противодействии экстремизму, который после внесения поправок от 14 мая 2021 года расширил понятие «экстремизм». Оба термина являются очень спорными из-за их широкого определения, которое включает ограничения свободы совести, выражения мнений, ассоциаций и мирных собраний и может использоваться «для ограничения права на участие в политической и общественной жизни» и «для наказания инакомыслящих», как отмечено в докладе профессора Эрве Асенио о серьезной угрозе человеческому измерению ОБСЕ в Беларуси с 5 ноября 2020 года (пар. 42). Они используются для политически мотивированных репрессий, в том числе против верующих и религиозных общин.

Есть несколько примеров, когда политическая нелояльность и выражение инакомыслия служили основанием для ликвидации или угрозы ликвидации религиозной организации, которые использовались властями для произвольного преследования религиозных лидеров и общин.

12 декабря 2023 года Верховный суд принял окончательное решение о ликвидации церкви Полного Евангелия «Новая Жизнь» после признания экстремистскими некоторых материалов, опубликованных в ее СМИ и социальных сетях, а именно видео под названием «Позиция христиан церкви ”Новая жизнь”» против политических преследований, террора и насилия, опубликованная в 2020 году3Видел было удалено, полный транскрипт видео был сделан Христианской визией, см.: https://telegra.ph/Stalo-izvestno-za-chto-materialy-cerkvi-Novaya-zhizn-hotyat-priznat-ehkstremistskimi-08-23, а также пост в профиле церкви в Instagram от 17 августа 2020 года, содержащий фотографии членов церкви, стоявших перед церковью в молитвенной цепочке 16 августа 2020 г., сопровождаемое посланием, призывающим христиан выступать против насилия. 23, 25, 28 и 31 августа 2023 года разные суды признали «экстремистскими материалами» Instagram церкви, указанное видео на ее YouTube, официальный сайт, Facebook, Telegram, страницу ВКонтакте, а также видео на YouTube под названием «Пастор Вячеслав Гончаренко осуждает насилие и призывает власть покаяться!»4См подробнее: Христианская визия, Преследование религиозного сообщества в Беларуси через обвинения в экстремизме, https://belarus2020.churchby.info/presledovanie-religioznogo-soobshhestva-v-belarusi-cherez-obvineniya-v-ekstremizme/.

Другой пример — предупреждение № 02-02/812 выданное 27 ноября 2020 года Уполномоченным по делам религий и национальностей в адрес Белорусской Православной Церкви5Больше информации здесь: Христианская визия, “В 2020 году Уполномоченный по делам религий угрожал Белорусской Православной Церкви лишением регистрации и запретом ее деятельности”, https://belarus2020.churchby.info/v-2020-godu-upolnomochennyj-po-delam-religij-ugrozhal-belorusskoj-pravoslavnoj-czerkvi-lisheniem-registraczii-i-zapretom-ee-deyatelnosti. В предупреждении указывалось, что Церковь якобы нарушила статью 16 Конституции и статью 8 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях», и в соответствии со статьей 37 указанного закона неоднократно допущение нарушений в течение года может привести к тому, что орган, зарегистрировавший религиозную организацию, обратится в суд с заявлением о ликвидации этой организации и, как следствие, о запрете ее деятельности на территории Республики Беларусь. 17 декабря 2020 года это предупреждение с указанием выполнить требования было перенаправлено Предстоятелем Белорусской Православной Церкви митрополитом Минским Вениамином (Тупека) покойному архиепископу Гродненскому Артемию (Кищенко), который несколько раз публично выступал против фальсификаций на выборах и насилия: в заявлении от 14 августа 2020 г.; в проповеди 16 августа 2020 г.; в проповеди в Прощеное воскресенье 14 марта 2021 года6Христианская визия, “Белорусские священнослужители, подвергшиеся преследованиям”, https://belarus2020.churchby.info/persecuted-priests-belarus-ru/#Artemy.

После событий 2020 года белорусский режим начал зачистку медиапространства через признание независимых СМИ, веб-сайтов, Telegram-каналов, социальных сетей, а также символов, связанных с мирным протестом, «экстремистскими материалами». В результате под административное преследование по ст. 19.11 КоАП попадают лица, которые пересылают информацию с данных источников информации, либо информацию, которая содержит логотипы данных источников информации. Сайты, каналы и социальных сетях, связанные с белорусскими религиозными деятелями и сообществами, систематически признаются экстремистскими материалами. В настоящее время в списке экстремистских материалов значатся СМИ, связанные с римско-католическим священником Вячеславом Барком, православным архиепископом Гродненским и Волковыскским Артемием (Кищенкой), белорусской греко-католической газетой «Царква», Церковью Полного Евангелия «Новая жизнь», экуменической группой «Христианская визия», католический Telegram-канал «Rerum Novarum», католический журналист и активист Максим Гацак, Белорусский православный приход в Вильнюсе (Вселенский Патриархат), православная теологиня Наталля Василевич, антивоенный экуменический канал «Христиане против войны!»7Христианская визия, Преследование религиозного сообщества в Беларуси через обвинения в экстремизме, https://belarus2020.churchby.info/presledovanie-religioznogo-soobshhestva-v-belarusi-cherez-obvineniya-v-ekstremizme/.

В-шестых, по ст. 4 Закона «О внесении изменений в законы по вопросам деятельности религиозных организаций» требует перерегистрации для всех религиозных организаций, которые уже зарегистрированы до вступления в силу нового Закона о свободе совести. Если зарегистрированная религиозная организация не прошла перерегистрацию, она теряет свой юридический статус, даже если ранее его имела. Перерегистрация требует той же процедуры, что и регистрация новой организации. Это значит, что новый закон фактически лишает статуса юридического лица все религиозные организациии требует пройти регистрацию заново.

В-седьмых, религиозные организации ограничены в своей деятельности и участии в общественной жизни, существует ограничение, предусмотренное пар. 7 Статьи 8, в которой говорится, что «религиозным организациям запрещается участвовать в политической деятельности», хотя пар. 6 Статьи 8 дает религиозной организации право «участвовать в общественной, в решении актуальных социальных проблем общества». Прежде всего, запрет религиозной организации участвовать в политической деятельности не является легитимным. Во-вторых, не проводится разграничения между участием в «жизни общества» и в «политической деятельности», что открывает возможность произвольно считать любую публичную деятельность религиозной организации политической и наказывать за нее.

В-восьмых, с начала нынешнего политического кризиса в 2020 году власти запугивают, задерживают и угрожают религиозным лидерам и общинам, общины становятся объектом разжигания ненависти и клеветы со стороны государственной пропаганды8Христианская визия, “Диффамация в отношении верующих со стороны властей и пропаганды”, https://belarus2020.churchby.info/diffamacziya-v-otnoshenii-veruyushhih-so-storony-vlastej-i-propagandy. С сентября 2020 года Христианская визия выявила 19 православных, 25 римско-католических, 5 греко-католических, 25 протестантских священников, пасторов и служителей, которые подверглись обыскам, задержаниям, судам, арестам, уголовным преследованиям, штрафам, пыткам и угрозам9Более подробный список и описание кейсов см.: Христианская визия, “Белорусские священнослужители, подвергшиеся преследованиям”, https://belarus2020.churchby.info/persecuted-priests-belarus-ru. Из последних примеров — начальница главного управления идеологической работы и по делам молодежи Мингорисполкома, а в 2020 году пресс-секретарь МВД Ольга Чемоданова, выступая перед собранием духовенства Минской епархии 20 декабря 2023 года в Минске открыто пригрозила «идеологически чуждому духовенству» задержанием и тюремным заключением. По ее словам, в течение года власти провели мониторинг более 500 религиозных общин, предотвращая распространение «экстремистской» литературы, а также выявили, что в церквях молились за победу Украины в войне.

Заключение. Новый Закон о свободе совести, направленный на регулирование религиозной деятельности в Республике Беларусь, носит репрессивный и дискриминационный характер и не соответствует международным обязательствам, взятым на себя Республикой Беларусь по обеспечению права на свободу религии, в частности ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах. Он также жестко ограничивает свободу ассоциации, защищенную ст. 22 МПГПП.

Положения Закона направлены на строгий контроль, в том числе за политической и идеологической лояльностью религиозных организаций, которым разрешено действовать в Республике Беларусь. Другие организации, а также лица, занимающиеся религиозной деятельностью без регистрации, могут подвергнуться риску преследования, в том числе уголовного. Неясность таких понятий, как «экстремистская деятельность» и «идеология белорусского государства», позволяет произвольно отказывать религиозным организациям в регистрации, а также ликвидировать их.

Ужесточение репрессивных мер против религиозной деятельности является следствием общей политики белорусского режима по контролю над гражданским обществом, обеспечению его лояльности и устранению любой протестной или независимой деятельности.