БЕЛАРУСЬ: свобода религии или убеждений политзаключенных ограничена

Read in English

Феликс Корли, Forum 18

Многим политическим заключенным режима часто отказывают в встречах со священнослужителями и в доступе к религиозной литературе, что противоречит как белорусскому законодательству, так и Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными ООН (Правила Манделы). Арестованная в марте Ольга Золотарь неоднократно просила о встрече с  католическим священником, но Следственный комитет ей отказывал. Наконец, в июне официальные лица разрешили визит нунция Ватикана. «Недопуск священников к верующим политзаключенным, применение к ним дискриминационных и репрессивных мер являются недопустимыми в демократическом и правовом государстве и грубо нарушают одно из основных прав человека», – отмечает в своем заявлении  группа Христианское Видение.

С начала протестов против сфальсифицированных итогов президентских выборов 2020 года, сотни людей подверглись со стороны арестам и были приговорены к длительным или кратким срокам тюремного заключения, в наказание за их явному и предполагаемому нахождению в оппозиции к режиму. Власти часто ограничивали ограничивали свободу религии или убеждений политических заключенных и другие права человека в отношении тех, кто оказался в заключении.

Многие политические заключенные часто получают отказ во встречах со священнослужителями и в доступе к религиозной литературе, что противоречит как белорусскому законодательству, так и Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными ООН (известным как Правила Манделы).

Будучи арестованной 18 марта, Ольга Золотарь неоднократно просила о встрече с католическим священником, со своей стороны об этом просили и представители католической церкви. Однако Следственный комитет, который ведет уголовное дело в отношении нее, отказывал в разрешении на такую встречу. Наконец, 2 июня администрация тюрьмы дала разрешение на посещение ее нунцием Ватикана архиепископом Анте Йозичем, «благодаря его особому дипломатическому статусу», как отмечает Христианское Видение. Ранее мать Ольги Золотарь пыталась передать ей молитвенник, но администрация тюрьмы отказала. (см. ниже).

В середине 2021 года, после того, как одного политического заключенного судья приговорил в тюремному сроку, и его перевели в тюрьму,  родственник заключенного попросил у судьи разрешения православному священнику навестить его. Судья устно согласился. Однако, когда родственник заключенного в сопровождении священника на следующий день посетил судью, чтобы получить письменное разрешение, судья отказала в таковом, заявив, что священник не является родственником и поэтому не может посетить заключенного (см. ниже).

В июле 2021 года правозащитник сообщил Форуму 18, что тюремное руководство разрешило некоторым заключенным свидания, но в других свиданиях было произвольно отказано под предлогом коронавируса. «Если они не хотели давать разрешение на посещение, они могли в качестве предлога сослаться на правила против COVID», – сообщил правозащитник, имя которого не названо из-за опасений перед репрессиями со стороны государства. Действия режима не означают, что он действительно обеспокоен коронавирусом в тюрьмах (см. ниже).

Администрация колонии № 4 в Могилеве отказала политическим заключенным в подписке на ежемесячную газету Витебской католической епархии, хотя она фигурирует в каталоге изданий, распространяемых по почте (см. ниже).

Тюремные администрация также настаивает на снятии с заключенных всех украшений и крестов, таких как нательные кресты. 16 ноября 2020 года православный христианин из Минска Роман Абрамчук рассказал, как милиционеры срезали украшения и кресты на шеях задержанных, в том числе и у него самого. Он попросил полицейского хотя бы ему оставить крест. «Так он его с особенной резкостью срезал и швырнул под ноги» (см. ниже).

Христианское видение, группа православного, римско-католического, греко-католического и протестантского духовенства и мирян, документирующая нарушения прав человека, неоднократно призывала положить этому конец. Она отмечает, что отказ заключенных в свободе религии или убеждений часто является нарушением правил, касающихся условий содержания в следственных тюрьмах, центрах временного содержания и трудовых лагерях.

Ни в Управлении исполнения наказаний Министерства внутренних дел в Минске, курирующего тюрьмы, ни в аппарате Уполномоченного по делам религий и национальностей в Минске отказываются комментировать Форуму 18, почему ограничивается свобода религии или убеждений заключенных (см. ниже ).

После того, как в августе 2020 года вспыхнули протесты против сфальсифицированных президентских выборов, режим заключил в тюрьму большое количество политических заключенных. Многие из них подверглись пыткам.

По состоянию на 15 июля 2021 года правозащитная группа «Весна» признала  политическими заключенными 566 человек. «Весна» была среди как минимум 23 правозащитных организаций и организаций гражданского общества, против которых 16 июля были проведены милицейские рейды не менее чем в 10 городах. Тогда полиция арестовала не менее десяти ее членов, рейды и задержания продолжаются, отмечает «Весна».

В мае 2021 года Специальный докладчик по вопросу о положении в области прав человека в Беларуси Анаис Марин в своем докладе Совету ООН по правам человека отметила «сообщения об избиениях и жестоком обращении, включая пытки произвольно задержанных лиц, которые, по-видимому, преднамеренно совершаются полицией и связанными с ней силами». Она также отметила «плохие санитарные условия в центрах содержания под стражей», которые способствовали распространению коронавируса среди заключенных (см. ниже).

Никаких  ответов, почему нарушаются права политзаключенных

Дежурный Департамента исполнения наказаний Министерства внутренних дел в Минске, который курирует тюрьмы, 15 июля отказался связать Форум 18 с любым должностным лицом, кто бы мог ответить на вопросы об условиях содержания в тюрьмах. Он сказал, что все вопросы нужно направлять в письменном виде.

В тот же день Форум 18 письменно спросил, почему тюремные администрации отказывают заключенным (особенно политическим заключенным) в их свободе религии или убеждений, в том числе в праве на посещения священнослужителями, а также на получение и хранение религиозной литературы и предметов, таких как нательные кресты. К середине рабочего дня 16 июля в Минске Форум 18 так и не получил ответа.

Максим Щербацевич из отдела религий Аппарата Уполномоченного по делам религий и национальностей в Минске отказался что-либо комментировать. «Я просто обычный чиновник», – сказал он Форуму 18 15 июля. По всем вопросам он перенаправил к Уполномоченному Александру Румаку или его заместителю Елене Радченко. Однако его коллеги сказали, что Румак был в отпуске, а Радченко отсутствовала на рабочем месте. Телефон Радченко на 16 июля не отвечал.

Свобода религии или убеждений заключенных в законодательстве Беларуси

Статья 12 Уголовно-исполнительного кодекса гарантирует заключенным, отбывающим наказание, свободу вероисповедания, при которой заключенным «разрешается единолично или совместно с другими осужденными» исповедовать, выражать и распространять любую веру и «участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов и обрядов, не запрещенных законом». Им также разрешено иметь и использовать религиозные предметы и литературу.

Однако статья 12 ограничивает возможность осуществления этой свободы следующим положением: «При отправлении религиозных культов, ритуалов и обрядов не должны нарушаться Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, а также права других осужденных».

В соответствии со статьей 174 Уголовно-исполнительного кодекса осужденным к смертной казни разрешается свидание со священником. Однако в нарушение Минимальных стандартных правил обращения с заключенными ООН (известных как Правила Манделы, A/C.3/70/L.3) таким заключенным не могут быть предоставлены пастырские посещения по их запросу. Заключенных, приговоренных к смертной казни, информируют о казни только за несколько минут до нее, что делает невозможными последние встречи с семьями и другими лицами, например, духовенством.

Пункты 116 и 117, и аналогичный Указ Министерства внутренних дел от 30 ноября 2016 г., касающийся изоляторов временного содержания, предусматривают наличие у подследственных лиц религиозной литературы и другие объектов, а также посещение священнослужителями.

«Лицам, содержащимся под стражей, разрешается иметь при себе и пользоваться религиозной литературой, предметами религиозного культа индивидуального пользования для нательного или карманного ношения, кроме колюще-режущих предметов, изделий из драгоценных металлов, камней, либо представляющих собой культурную и историческую ценность», заявляется в параграфе 116 Постановления Министерства внутренних дел 2004 года.

«В целях оказания духовной помощи лицам, содержащимся под стражей, к лицам, содержащимся под стражей, по их просьбе и с разрешения лица или органа, ведущего уголовный процесс, допускается приглашение служителей религиозных культов. Услуги служителей религиозных культов оплачиваются из личных средств лиц, содержащихся под стражей», – гласит параграф 117.

Правила для заключенных, отбывающих наказание в тюрьмах (изложенные в Постановлении Министерства внутренних дел от 20 октября 2000 г. с последними поправками в 2019 г.) и в тюрьмах открытого типа (изложенные в Указе Министерства внутренних дел от 13 января 2017 г.), отмечают, что тюрьмы могут иметь культовые сооружения. Однако правила не содержат гарантий свободы религии или убеждений для заключенных.

Правозащитники рассказали Форуму 18, что заключенные в тюрьмах открытого типа, как правило, могут при желании посещать близлежащие места отправления культа в нерабочее время.

Политзаключенные в тюрьмах: отказы в посещении священнослужителей

Тюремная администрация или, при ведущихся уголовных делах, следственные органы часто отказывали священнослужителям в посещении политических заключенных под стражей. И это несмотря на положения Указов Министерства внутренних дел 2004 и 2016 годов, касающиеся лиц, находящихся под стражей (см. выше), что «по их просьбе и с разрешения органа, ведущего уголовное производство, разрешено приглашать в учреждения предварительного заключения  представителей религиозных конфессий, зарегистрированных в Республике Беларуси».

(Это положение не позволяло лидерам незарегистрированных религиозных общин совершать такие посещения тюрем.)

Аналогичным образом, статья 12 Уголовно-исполнительного кодекса (см. выше) разрешает отбывающим наказание посещение священнослужителями с разрешения администрации тюрьмы.

Весь период после президентских выборов в августе 2020 года совпал с пандемией коронавируса, особенно поразившей тюрьмы. Министерство внутренних дел, контролирующее тюрьмы, ввело некоторые ограничения на посещение тюрем, однако они были сняты 30 июня 2021 года.

В июле 2021 года правозащитник сообщил Форуму 18, что тюремное руководство разрешило некоторым заключенным свидания, но в других свиданиях было произвольно отказано под предлогом коронавируса. «Если они не хотели давать разрешение на посещение, они могли в качестве предлога сослаться на правила против COVID», – сообщил правозащитник, имя которого не названо из-за опасений перед репрессиями со стороны государства. – «Если же они хотели, то давали [такое разрешение]».

Действия режима не означают, что он действительно обеспокоен коронавирусом в тюрьмах. Специальный докладчик ООН по вопросу о положении в области прав человека в Беларуси Анаис Марин получила «многочисленные и совпадающие показания о систематических нарушениях права заключенных на здоровье (например, о том, как всех заключенных в переполненной камере заставляли пить воду из одной бутылки) “, – заявила она в своем докладе Совету ООН по правам человека от 4 мая (A/HRC/47/49) за 2020 год и начало 2021 года.

Марин заметила, что «власти не приняли последовательных мер по борьбе с COVID и продолжали разрешать массовые мероприятия», и что «плохие санитарные условия в центрах содержания под стражей оказали особенно серьезное воздействие, которое пандемия COVID-19 оказала на права человека в Беларуси для лиц, лишенных свободы».

Марин также отмечает: «Переполненные камеры без мер санитарии и безопасности, а также перевод заключенных из одного учреждения или камеры в другое были описаны как факторы, способствующие распространению вируса среди заключенных». Она отметила, что «у большинства задержанных в 2020 году после освобождения вирус дал положительный результат».

30 июня Министерство внутренних дел объявило, что оно снова открыло тюрьмы для посетителей извне, заявив, что ситуация с коронавирусом улучшилась.

Ожидая суда в следственной колонии № 1 Минска до апреля 2021 года, Павел Северинец в письменной форме просил о визите православного священника как минимум пять раз, а его жена Ольга трижды просила о таком визите священнослужителя, отмечает Христианское Видение 4 мая. Представители религиозных организаций также просили свидания с ним. «Однако на протяжении девяти месяцев такой пастырский визит не был разрешен ни разу». В конце апреля Северинец был переведен в колонию № 4 г. Могилёва.

Только после осуждения Северинца и вынесения ему приговора в мае (он получил семь лет тюрьмы) судья разрешил православному священнику навестить его в Могилевской тюрьме №4. Однако он и священник были разделены стеклянной перегородкой и должны были говорить по телефону. Поэтому Северинец не мог исповедоваться или причаститься.

В случае с другим политическим заключенным, помещенным в тюрьму в середине 2021 года его родственник попросил у судьи разрешение на посещение православным священнослужителем. Судья устно согласился. Однако, когда родственник заключенного в сопровождении священника на следующий день посетили судью, чтобы получить письменное разрешение, судья отказался, заявив, что священник не является родственником и поэтому не может посетить заключенного.

После того, как режим арестовал Ирену Бернацкую в Лиде 25 марта, ее перевели в следственный изолятор №1 Минска. Она как минимум дважды обращалась с просьбой о визите католического священника, но ей было отказано. «Просьба о священнике была отклонена», – написала 16 апреля в Facebook дочь Бернацкой Вероника Пьюта. «В своих отказах следственные органы ссылаются на эпидемическую ситуацию, связанную с коронавирусом», – отметило 4 мая Христианское Видение. (25 мая в качестве условия освобождения Бернацкая вынуждена была уехать в Польшу.)

Точно так же другая заключенная следственного изолятора № 1 Минска, Ольга Золотарь, которая была арестована 18 марта, несколько раз просила о встрече с  католическим священником, как и со своей стороны католические представители. Однако Следственный комитет, который ведет в отношении нее уголовное дело, в таком разрешении отказал. Наконец, 2 июня администрация тюрьмы разрешила посещение Ольги Золотарь нунцием Ватикана архиепископом Анте Йозичем, «благодаря его особому дипломатическому статусу», отмечает Христианское видение. (С тех пор Золотарь заразилась коронавирусом.)

На телефонные звонки Форума 18 в следственный изолятор № 1 Минска 15 и 16 июля не ответили ни разу.

«Недопуск священников к верующим политзаключенным, применение к ним дискриминационных и репрессивных мер являются недопустимыми в демократическом и правовом государстве и грубо нарушают одно из основных прав человека» – заявила 4 мая группа Христианское Видение. «Верующие на многие месяцы остаются без доступа к таинствам исповеди и причастия и без необходимой им духовной поддержки».

Такой отказ в посещении священнослужителей является нарушением Минимальных стандартных правил обращения с заключенными ООН (известных как Правила Манделы, A/C.3/70/L.3). Правило 65 включает положение: «Ни одному заключенному не может быть отказано в доступе к квалифицированному представителю любой религии».

Политзаключенные в тюрьмах: отказы в религиозной литературе

Тюремная администрация отказалась разрешить подследственным получать или иметь при себе религиозную литературу. И это несмотря на положения указов Министерства внутренних дел 2004 и 2016 годов, касающиеся лиц, содержащихся под стражей (см. выше), согласно которым им «разрешается иметь при себе и пользоваться религиозной литературой». Аналогичным образом, статья 12 Уголовно-исполнительного кодекса (см. выше) гарантирует заключенным, отбывающим наказание, право иметь и использовать религиозную литературу.

После ареста Павла Северинца в июне 2020 года тюремные надзиратели забрали у него Библию и все другое имущество, отметила его жена Ольга на своей странице в Facebook.

В октябре 2020 года Артем Ткачук отправил католические издания трем политзаключенным – Максиму Знаку, Дмитрию Фурманову и Эдуарду Пальчису. Однако администрация тюрьмы вернула издания, заявив, что отдельные лица могут получать журналы только по подписке. Аналогичным образом, в следующем месяце администрация следственного изолятора № 1 Минска вернула 42 из 70 Новых Заветов, которые Дмитрий Дашкевич отправил туда политзаключенным. В нем говорилось, что «содержащиеся под стражей имеют право пользоваться литературой из тюремной библиотеки».

После ареста Ольги Золотарь 18 марта 2021 года ее мать Янина пыталась передать ей молитвенник, но администрация тюрьмы им отказала.

Пока Ирена Бернацкая находилась в следственном изоляторе № 1 Минска, тюремная администрация отказывлась передать ей религиозную литературу, написала 16 апреля в Facebook ее дочь Вероника Пьюта.

Администрация изолятора временного содержания в Жодино и следственной колонии № 1 Минска отказалась принимать Библии, переданные родственниками и друзьями содержащихся там, отметила 31 марта 2021 г. группа Христианское Видение. Добавлено, что препятствий в передаче литературных произведений для заключенных нет.

Изолятор временного содержания в Жодино настаивал на том, чтобы в его библиотеке доступна религиозная литература, в том числе Библия. Однако Христианское Видение отмечает, что количество экземпляров Библии в тюремных библиотеках ограничено. Получить в тюремной библиотеке доступ к Библии или Новому Завету на белорусском языке, который предпочли бы многие из политических заключенных, также сложно.

На телефонные звонки Форума 18 в следственный изолятор № 1 Минска изолятора временного содержания в Жодино 15 и 16 июля не ответили ни разу.

Христианское видение осудило отказ в доступе заключенным к личным экземплярам Библии, особенно в преддверии Пасхи (отмечаемой в этом году русскими православными 2 мая и большинством других христиан в Беларуси 4 апреля), когда «в условиях невозможности участвовать в богослужениях, чтение Библии является одним из способов участия в религиозной жизни и исповедания религиозных убеждений».

В марте после того, как заключенные в одной из камер СИЗО на улице Окрестина в Минске пожаловались на условия содержания, администрация колонии изъяла все их личные вещи, в том числе молитвенник.

На телефонные звонки Форума 18 в Минский следственный изолятор 15 и 16 июля не ответили ни разу.

Такой отказ в доступе к религиозной литературе является нарушением Минимальных стандартных правил обращения с заключенными ООН (известных как Правила Манделы, A/C.3/70 / L.3). Правило 66 гласит: «В пределах осуществимого каждый заключенный должен иметь возможность удовлетворять свои религиозные потребности, участвуя в религиозных обрядах в стенах его заведения и имея в своем распоряжении религиозные писания, свойственные его вероисповеданию».

Политзаключенные в тюрьмах: подписка на религиозные издания заблокирована

Администрация СИЗО № 4 в Могилеве отказала политическим заключенным в подписке на ежемесячную газету Витебской католической епархии, хотя она фигурирует в каталоге изданий, распространяемых через почтовое отделение.

«Родственники желающих подписаться на это издание политических заключенных сообщают, что сотрудники исправительного учреждения вычеркнули из каталога указанную газету «Каталіцкі веснік», равно как и независимое издание «Белорусы и рынок»», – отметили в группе Христианское Видение 31 мая. «Право на пользование религиозной литературой и прессой является частью права на свободу религии и вероисповедания и не может быть произвольно ограничено».

На телефонные звонки Форума 18 в Могилевскую тюрьму № 4 15 и 16 июля не ответили ни разу.

Группа Христианское Видение призвала тюремную администрацию разрешить тем, кто отбывает тюремный срок, или тем, кто содержится в ожидании суда, разрешить свободно подписываться на религиозные издания. Она также призвала тюремную службу и полномочного представителя правительства по делам религий и национальностей положить конец препятствиям для заключенных в подписке на религиозные пиздания.

Политзаключенные в тюрьмах: насильственное снятие нательных крестов

Тюремные власти также настаивают на снятии с заключенных всех украшений и нательных крестов. И это несмотря на положения Указов Министерства внутренних дел 2004 и 2016 годов, касающиеся лиц, находящихся в предварительном заключении (см. выше), о том, что им разрешается «иметь при себе и пользоваться предметами религиозного культа индивидуального пользования для нательного или карманного ношения, кроме колюще-режущих предметов, изделий из драгоценных металлов, камней, либо представляющих собой культурную и историческую ценность».

После краткосрочного заключения в сентябре 2020 года православный христианин из Витебска Дмитрий Корнеенко рассказал, что  снятие креста вызвало «наибольшее непонимание в условиях задержания у меня как верующего», написал он на своей странице в Facebook 7 Октября 2020 г. Отмечая, что он понимает необходимость снимать с заключенных острые металлические предметы и шнурки, он задал вопрос, почему тюремные власти не проработали этот вопрос с нательными крестами заключенных.

«Почти на всех этапах задержания я допытывался, как можно обойти этот запрет, сильно тревоживший мое религиозное чувство», – добавил Корнеенко. «Порой я даже срывался в обвинение в безбожии сотрудников, но это было бесполезно».

Власти тюрьмы также потребовали снятия креста с Корнеенко во время последующего краткосрочного тюремного заключения в январе 2021 года, сообщила 28 февраля группа Христианское Видение. Его крест изъяли и хранили вместе с другим имуществом на протяжении всего его заключения.

16 ноября 2020 года православный христианин из Минска Роман Абрамчук рассказал, как милиционеры срезали украшения и кресты на шеях задержанных, в том числе его самого. Он попросил милиционера хотя бы оставить свой крест. «Так он его с особенной резкостью срезал и швырнул под ноги».

Сообщения об избиении и жестоком обращении

Отмечая отсутствие ухода за заключенными во время пандемии коронавируса, Специальный докладчик ООН по ситуации с правами человека в Беларуси Анаис Марин отметила широко распространенные сообщения о жестоком обращении с задержанными и заключенными.

«Репрессии … продолжаются по сей день, – отметила она в своем докладе Совету ООН по правам человека в мае 2021 года, – с сообщениями об избиениях и жестоком обращении, в том числе о пытках произвольно задержанных лиц, предположительно преднамеренно со стороны полиции и связанных с ней сил».

Ссылка