Отец Александр Кухта о событиях вокруг волонтёрского лагеря на Окрестина в августе

Друзья!
Я хочу рассказать вам историю за которую до сих пор некоторые меня благодарят и объявляют чуть ли не героем, а другие хейтят и заносят в расстрельные списки. Истина, наверное, где-то по середине)) В любом случае, я постараюсь обойтись без морализаторства, хотя подумать, по-моему, будет над чем.

Но сначала ДИСКЛЕЙМЕР
События, о которых пойдет речь, происходили в Минске в середине августа, и я принимал в них непосредственное участие. В Беларуси тогда уже в полный рост разворачивался политический кризис, длящийся до сих пор. Я специально выждал доооооолгое время (около трех месяцев), чтобы страсти улеглись и можно было взглянуть на события прошлого более трезво. Но я понимаю, что держать себя в руках, когда речь идет о Беларуси последних месяцев, довольно сложно. Поэтому прошу: если вы чувствуете, что этот текст нарушит ваше душевное равновесие, лучше пропустите его. Я же постараюсь обойтись без политических заявлений и лозунгов, но в тексте все равно будет много субъективного взгляда на события. Оно вам надо?
В любом случае, на истину не претендую. Пишу о том, что сам переживаю и чувствую.

ПРЕДЫСТОРИЯ
На четвертый день после выборов я попал в лагерь волонтеров, который стихийно возник возле тюрьмы на Окрестина. Чем мы там занимались?

Во-первых, помогали родственникам задержанных искать близких. В первые дни задержали так много людей, что система не справлялась, и их увозили куда придется. Зачастую в другие города. Списки с именами вывешивались не в интернете, а где-нибудь на заборе у стен тюрьмы. Волонтеры собирали эти списки, систематизировали и выкладывали их в сеть.

Как только информация о том, где именно находится тот или иной человек, доходила до родственников, они тут же приезжали под стены тюрьмы, чтобы просто побыть рядом, передать вещи и узнать новости. Всех этих людей нужно было поить чаем и, самое главное, разговаривать с ними, потому что внутреннее их состояние напоминало полигон после атомного взрыва.

Во-вторых, мы встречали ребят, которых отпускали. В случайное время (обычно ночью) двери тюрьмы открывались и оттуда выходила цепочка людей.
ВАРНИНГ
Сейчас будет сложно!
—————————————
Внутри людей били и психически ломали. Я так понимаю, что ставка была сделана на то, чтобы в кратчайшие сроки максимально жестоко задавить протесты так, чтобы никому повадно не было.
—————————————
Отпущенных ребят нужно было осмотреть, оказать первую помощь, накормить, дать позвонить родным и отвезти домой.

В-третьих, мы помогали с передачами. В первые дни ничего не принимали, поэтому с помощью врачей, которые регулярно приезжали на скорых, мы закидывали немного воды, пищу и прокладки для девушек.
Позже передачи разрешили. Тогда волонтеры стали помогать родным формировать пакеты так, чтобы туда не попало ничего запрещенного.

ИСТОРИЯ
17го августа один известный в Беларуси ТГ-канал предложил людям пройти маршем по городу от центра через тюрьму на Володарского к тюрьме на Окрестина. Мы (волонтеры) испугались, потому что наш лагерь существовал на птичьих правах и пару раз его прогоняли дубинками. Мы боялись, что на этот раз, если протестующие подойдут слишком близко, их встретят силовики, которые не только разгонят людей, но и окончательно уничтожат наш лагерь. Поэтому было решено выслать десант в составе меня и еще одного священника навстречу колонне, чтобы попросить людей не подходить слишком близко и не дать повода применить силу.

—————————————
Кому интересно, благословение митрополита Павла у нас было.
—————————————

Рассказ о том, как мы шли в колонне, кто там был и о чем мы все вместе думали, достоин отдельного поста. Возможно когда-нибудь я его напишу)) Если коротко, то мы много разговаривали, слушали, просили и убеждали, а также спасали людей от мелких неприятностей и дураков с мегафонами. Колонной по сути никто не управлял. Люди просто знали конечную цель и шли к ней. Но некоторые ребята взяли с собой громкоговорители и получили возможность транслировать свои (не всегда здоровые) идеи на остальных. Предлагали троллить проезжающую мимо милицию, перекрывать дороги и вот это вот все. Народ не особо велся на подобные предложения, однако иногда приходилось вмешиваться и забирать мегафоны у одних, чтобы отдать их другим.
Ближе к конечной точке нас встречали еще несколько католических священников, которые также просили людей остановиться. А за сотню метров до лагеря в цепь выстроились остальные волонтеры, готовые никого не пропускать, чтобы спасти лагерь.

На фото как раз запечатлен критический момент. Справа и слева от меня стоит около 10 священников, за спиной растерянные волонтеры, а там, где фотограф, я не знаю сколько (много) протестующих.
Было страшно.
Мы понимали, что если люди захотят, то легко сметут нас. Также мы не знали, что творится за нашими спинами. Возможно там уже выстроился в цепочку ОМОН, и перспектива оказаться между двух огней не особо впечатляла. Но лагерь нужно было спасать…

Я не знаю, какой из факторов сработал. Возможно благоразумие людей, возможно наши просьбы и разговоры, возможно еще что-то или все вместе. Но люди сами остудили те горячие головы, которые хотели идти не смотря ни на что вперед, и остановились. Лагерь был спасен и простоял на своем месте еще пару месяцев.

МЮСЛИ В КОНЦЕ
Мы – люди. Об этом важно помнить, даже если вокруг война и разруха. По неписанному правилу, во время боевых действий мы стараемся не трогать больницы, не убивать врачей и священников, и иногда делаем передышки для того, чтобы помочь раненым и похоронить погибших. Те, кто нарушают эти правила, быстро расчеловечиваются. Не думаю, что у таких людей получится что-то хорошее построить, даже если они победят. В Библии нет заповеди о том, что мы должны выжить и/или победить любой ценой. Но есть такая, что велит нам любой ценой остаться христианами. Не существует власти, государства и, я подозреваю, что даже народа, ради спасения которых можно оправдать преступления против Бога и человека. Иногда лучше достойно и праведно умереть или исчезнуть с лица земли, чем соглашаться на предложения дьявола. Если нет возможности достичь чего-то достойными способами, значит и нет воли Бога на это достижение (с).

Фейсбук автора