Аналітыка, каментарыіНа русскомПраваслаўная ЦаркваПратэстанцкія цэрквыРыма-Каталіцкая Царква

Форум 18. БЕЛАРУСЬ: Новый репрессивный закон о религии вводит обязательную перерегистрацию

Норвежская организация, целью которой является содействие религиозной свободе.

Другие статьи

Read in English

11 января 2024 г.
Феликс Корли, «Форум 18», и Ольга Глейс, «Форум 18»

Новый репрессивный закон о религии в Беларуси уже подписан и вступает в силу 5 июля 2024 года. Он и далее требует от всех религиозных общин пройти госрегистрацию, прежде чем им разрешат существовать, и запрещает деятельность незарегистрированных религиозных организаций. «Нет ничего нового под солнцем», – прокомментировал один баптист. Все зарегистрированные религиозные организации должны пройти перерегистрацию в период с 5 июля 2024 года по 5 июля 2025 года. Чиновники отказались связать «Форум 18» с высокопоставленным представителем режима по делам религии Александром Румаком, чье ведомство разработало новый закон.

Александр Лукашенко подписал новый репрессивный закон Беларуси о религии 30 декабря 2023 года, ровно через год после того, как он впервые объявил о нем. Финальный текст был официально опубликован 5 января 2024 года. Большая часть нового закона представляет собой новую редакцию Закона о религии, которая вступит в силу 5 июля 2024 года. Он требует, чтобы все зарегистрированные религиозные общины прошли перерегистрацию в период с 5 июля 2024 года и 5 июля 2025.

Палата представителей, Минск.
Фото: Svaboda.org

Любые религиозные общины, не прошедшие перерегистрацию, будут считаться незаконными, и любая их деятельность, как и любое осуществление свободы религии или убеждений без разрешения властей, будет подвергаться риску уголовного или административного наказания (см. ниже).

Один из баптистов Международного союза церквей, чьи общины предпочитают не обращаться за разрешением к государству на осуществление свободы религии или убеждений, указал на сохраняющийся в новом Законе запрет на незарегистрированную деятельность. «Как говорит Библия [Екклезиаст 1:9], нет ничего нового под солнцем», – сказал баптист «Форуму 18». Обязательная регистрация «началась в Советском Союзе, и ничего не изменилось». Баптист настаивает на том, что их общины «будут придерживаться нашей твердой позиции» и не подаваться на госрегистрацию (см. ниже).

«Я не видел окончательный текст, но, судя по проекту, он не принесет ничего хорошего», – сказал «Форуму 18» мусульманин из Минска. Мусульмане опасались, что их республиканская религиозная организация, Духовное управление мусульман Беларуси, может быть вынуждена прекратить свое существование. «Основная проблема – количество верующих, при их нехватке многие небольшие общины не смогут пройти перерегистрацию» (см. ниже).

Леонид Михович, глава Союза баптистов, приветствовал ряд изменений в окончательной версии по сравнению с предыдущим проектом, в том числе отмену требования к религиозным организациям отчитываться перед местными исполкомами о религиозном воспитании детей. Но он выразил обеспокоенность тем, что для небольших религиозных общин без 20 взрослых основателей нет возможности существования. Он также обеспокоен обширной информацией, которую учредители должны предоставлять властям. «При регистрации по-прежнему необходимо предоставить информацию о месте работы», – рассказал он «Форуму 18» (см. ниже).

После подписания и официальной публикации закона члены различных других религиозных общин отказались обсуждать свое мнение о нем с «Форумом 18» (см. ниже).

Среди многочисленных ограничений (см. ниже) проект Закона о религии:

— продолжает требовать от всех религиозных общин прохождения госрегистрации, прежде чем им разрешат существовать;

— продолжает запрещать деятельность незарегистрированных религиозных организаций;

— вводит обязательную перерегистрацию в течение года для всех зарегистрированных религиозных организаций, что ранее требовалось от политических партий и других общественных объединений;

— вводит еще более жесткие ограничения и условия регистрации;

— широко и произвольно использует неопределенные термины «экстремизм», «терроризм» и «идеология беларусского государства» для оправдания ограничения свободы религии или убеждений и связанных с ними основных свобод;

— сохраняет полномочия режима по проверке и мониторингу религиозных общин;

— дает больше «легальных» возможностей режиму принудительно закрывать религиозные общины;

— продолжает и ужесточает цензуру и ограничения на религиозную литературу и предметы;

— вводит новые ограничения на религиозное образование со стороны религиозных общин, в том числе требует ведения преподавания на беларусском или русском языке;

— отделяет религиозные общины от участия в жизни общества в целом;

— и вводит новые ограничения на религиозную благотворительную деятельность, не разрешая религиозным организациям, кроме монастырей, управлять детдомами (см. ниже).

Новый закон, заменяющий ограничительный Закон о религии 2002 года, был подготовлен уполномоченным по делам религий и национальностей Александром Румаком. Режим дал только 10 дней для общественного обсуждения в июне 2023 года после обнародования текста изначального законопроекта. В сентябре 2023 года его передали несвободно избранному парламенту. Обе палаты парламента одобрили его к 13 декабря 2023 года (см. ниже).

Чиновники неоднократно отказывались обсуждать с «Форумом 18», почему понадобился новый закон, или его содержание. Пока новый закон находился в нижней палате несвободно избранного парламента, помощница депутата Людмилы Здориковой из Комиссии по правам человека, межнациональным отношениям и СМИ, курировавшая его принятие, отказалась связать ее с «Форумом 18», чтобы обсудить проект (см. ниже).

И пока закон находился в парламенте, и после его принятия никто из аппарата уполномоченного не был готов обсуждать его с «Форумом 18». «Александр Румак не дает интервью по телефону», – сообщил «Форуму 18» чиновник 4 января 2024 года (см. ниже).

«Мы смотрим на новый закон с опаской, – сказал «Форуму 18» протестантский пастор, попросивший не называть его имени из-за страха репрессий со стороны властей, пока новый закон находился в стадии подготовки. – Он не обещает ничего хорошего, но все зависит от того, насколько формально он будет применяться, поскольку формулировки в некоторых местах неясны». Пастор отметил «бесконечно расширяющийся» список причин, по которым власти могут ликвидировать религиозные общины. «При желании их можно применить к любой религиозной организации» (см. ниже).

Глава Союза баптистов Леонид Михович заявил, что их «главной заботой» является требование о наличии 20 учредителей для регистрации религиозной общины. «В некоторых деревнях у нас нет необходимого количества людей, в то время как закон не предусматривает другого выбора, кроме как иметь 20 человек, которым разрешат проводить регулярные богослужения», – сказал он «Форуму 18», пока новый Закон находился в стадии подготовки (см. ниже).

«Многие наши общины не пройдут государственную перерегистрацию, в основном те, что в сельской местности, где мало людей, – сказал «Форуму 18» член Духовного управления мусульман Беларуси, попросивший не называть его имени из-за опасений репрессий со стороны государства, пока новый Закон находился в стадии подготовки. – Существует также риск того, что наше религиозное объединение, Муфтият, не наберет достаточного количества членов для регистрации» (см. ниже).

Обеспокоенность по поводу перерегистрации выразил также член минской общины Церкви Иисуса Христа Святых последних дней (мормонов), попросивший не называть его имени, опасаясь репрессий со стороны государства. «Некоторым из наших верующих может быть нелегко раскрыть свою личную информацию, которую требуют при перерегистрации, – сказал он «Форуму 18», пока новый закон находился в стадии подготовки. – Многие общины арендуют здания для богослужений, в то время как другие не могут их найти и вынуждены встречаться онлайн» (см. ниже).

Независимый новостной сайт «Зеркало» (работающий в изгнании, поскольку режим запретил его как «экстремистский») отметил новые ограничения и требование ко всем зарегистрированным религиозным организациям пройти перерегистрацию. «Ранее в этом году таким способом были ликвидированы все оппозиционные партии, – отметило «Зеркало» во время подготовки нового закона. – Видимо, «зачистив» большинство сфер общественной жизни, власти наконец добрались до религии и решили не ограничиваться точечными мерами вроде ареста «неправильных» священников, поэтому церквей теперь тоже станет меньше» (см. ниже).

28 августа 2023 года три спецдокладчика Организации Объединенных Наций (ООН) – Анаис Марин (Спецдокладчик по ситуации с правами человека в Беларуси), Клеман Ньялетосси Вуль (Спецдокладчик по вопросу о правах на свободу мирных собраний и ассоциаций) и Назила Ганеа (Спецдокладчик по вопросу о свободе религии и убеждений) написали властям письмо, в котором выразили обеспокоенность тем, что положения предлагаемого нового закона «не будут соответствовать международным обязательствам Беларуси в области прав человека» (см. ниже).

Три спецдокладчика выразили особую обеспокоенность по поводу: обязательной госрегистрации; обязательной перерегистрации; ужесточения ограничений и условий регистрации; усиления мониторинга и надзора за религиозными организациями; ограничения на религиозную литературу и предметы; мониторинга и проверки религиозных организаций; расширения правовых оснований, позволяющих госорганам распускать религиозные организации; и новых ограничений на религиозную благотворительную деятельность (см. ниже).

Три спецдокладчика также отметили: «В 2020 году Беларусь также поддержала рекомендацию универсального периодического обзора обеспечить отсутствие ограничений права на свободу религии и убеждений». Докладчики призвали режим «пересмотреть и обдумать некоторые ключевые аспекты закона, чтобы обеспечить его соответствие международным обязательствам Беларуси в области прав человека». Они призвали режим не «торопить процесс» принятия законопроекта. На сайте ООН не зафиксировано никакого ответа на сообщение режима (см. ниже).

Короткие сроки и наказание за попытки улучшить закон

Александр Румак, 23 октября 2021 г.
Фото: Виктор Ведень / Catholic.by

Указом Александра Лукашенко от 30 декабря 2022 года режим объявил, что собирается принять новый закон о религии, который должен быть подготовлен к июню 2023 года и поступить в парламент в сентябре. По состоянию на 11 мая 2023 года текст не был опубликован, а представители режима упорно отказывались давать религиозным лидерам и правозащитникам какие-либо комментарии или информацию об изменениях.

Наблюдатели Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) не признали ни одни выборы в Беларуси свободными и справедливыми, а режим жестоко подавлял общенациональные протесты против фальсификации выборов.

2 июня режим опубликовал проект предлагаемого нового закона о религии, подготовленный уполномоченным по делам религий и национальностей Александром Румаком. Режим заявил, что законопроект открыт для общественного обсуждения с 5 по 15 июня. Минский центр правовой трансформации «Lawtrend» раскритиковал сжатые сроки, отведенные для общественного обсуждения, несмотря на «исключительную значимость законопроекта для религиозной и общественной жизни».

Новый закон призван заменить и ужесточить и так ограничительный закон о религии 2002 года. Многочисленные попытки гражданского общества, а также католиков, православных и протестантов после 2002 года изменить этот закон, включая петицию, подписанную более чем 50 000 человек, были отклонены режимом, а организаторы – наказаны.

28 августа 2023 года три спецдокладчика ООН – Анаис Марин (Спецдокладчик по ситуации с правами человека в Беларуси), Клеман Ньялетосси Вуль (Спецдокладчик по вопросу о правах на свободу мирных собраний и ассоциаций) и Назила Ганеа (Спецдокладчик по вопросу о свободе религии и убеждений) написали правительству письмо, выразив обеспокоенность тем, что положения предлагаемого нового закона не будут соответствовать «международным обязательствам Беларуси в области прав человека».

Докладчики призвали режим «пересмотреть и обдумать некоторые ключевые аспекты закона, чтобы обеспечить его соответствие международным обязательствам Беларуси в области прав человека». Они призвали режим не «торопить процесс» принятия законопроекта. По состоянию на 11 января 2024 года на сайте ООН ответа режима на сообщение нет.

Обоснование новых ограничений

В обосновании необходимости нового закона, опубликованном 2 июня вместе с проектом, Уполномоченный по делам религии и национальностей Румак заявил, что закон о религии 2002 года необходимо привести в соответствие с Конституцией, а также обеспечить «закрепление на законодательном уровне новых современных подходов во взаимоотношениях государства с религиозными организациями». Что это за подходы, он не пояснил.

Однако Румак заявил, что при подготовке закона 2023 года режим учел ряд других беларусских законов, а также законы о религии России, Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Кыргызстана и Азербайджана. Все эти законы о религии подвергались резкой критике со стороны правозащитников за несоблюдение юридически обязательных международных обязательств в области прав человека.

Уполномоченный Румак заявил в июньском обосновании закона, что режим хочет, среди прочего: не допустить влияния должностными лицами с помощью своего положения на религиозные взгляды людей; запретить религиозным организациям использовать любую символику, кроме религиозных символов; запретить использование текстов и изображений, разжигающих религиозную рознь и ненависть; и запретить «деятельность религиозных организаций, направленной против суверенитета Республики Беларусь, ее конституционного строя и гражданского согласия».

Румак также подчеркнул, что видит необходимость «исправить» преамбулу Закона о религии 2002 года, чтобы признать «особую роль» провластной Беларусской православной церкви (Московского Патриархата) в «историческом становлении и развитии духовных, культурных и государственных традиций беларусского народа, неотделимости от общей истории народа Беларуси других христианских, иудейских и исламских религиозных организаций».

В преамбуле к законопроекту, обнародованной 2 июня, Лютеранская церковь конкретно не упоминалась, в отличие от закона о религии 2002 года, и была заменена общей категорией «другие христиане». Однако в проект, представленный парламенту в сентябре 2023 года, Лютеранская церковь была включена , но исключены упоминания о «других христианах».

Режим: Законопроект «не затрагивает» международные обязательства в области прав человека

28 августа 2023 года три спецдокладчика ООН – Анаис Марин (Спецдокладчик по ситуации с правами человека в Беларуси), Клеман Ньялетосси Вуль (Спецдокладчик по вопросу о правах на свободу мирных собраний и ассоциаций) и Назила Ганеа (Спецдокладчик по вопросу о свободе религии и убеждений) написали правительству письмо, выразив обеспокоенность тем, что положения предлагаемого нового закона не будут соответствовать «международным обязательствам Беларуси в области прав человека».

Они особо озабочены по поводу: обязательной госрегистрации; обязательной перерегистрации; ужесточения ограничений и условий регистрации; усиления мониторинга и надзора за религиозными организациями; ограничений на религиозную литературу и предметы; мониторинга и проверок религиозных организаций; расширения правовых оснований, позволяющих органам власти распускать религиозные организации; и новых ограничений на религиозную благотворительную деятельность.

Три спецдокладчика отмечают: «В 2020 году Беларусь также поддержала рекомендацию универсального периодического обзора обеспечить отсутствие ограничений права на свободу религии и убеждений (A/HRC/46/5, пункт 138.153)».

Спецдокладчики призвали режим «пересмотреть и обдумать некоторые ключевые аспекты закона, чтобы обеспечить его соответствие международным обязательствам Беларуси в области прав человека». Они также призвали режим не «торопить процесс» принятия законопроекта.

Их замечания касаются ряда международных стандартов и документов, в том числе заключительных замечаний Комитета ООН по правам человека по Беларуси от ноября 2018 года (CCPR/C/BLR/CO/5). В них говорится: «Государство-участник должно гарантировать действительную реализацию права на свободу религии в законодательстве и на практике, в том числе путем отмены требования об обязательной государственной регистрации религиозных общин, а также воздерживаться от любых действий сверх узко сформулированных ограничений, разрешенных статьей 18 [«Свобода мысли, совести и религии»] Пакта [Международного пакта о гражданских и политических правах – МПГПП]». Допустимые ограничения изложены в Замечании общего порядка № 22 Комитета по правам человека к статье 18 МПГПП.

Однако там, где в обосновании уполномоченный Румак говорил о «соответствии проекта международным договорам и иным международно-правовым актам», он ложно утверждал, что «предмет правового регулирования проекта Закона не затрагивает международные договоры Республики Беларусь и иные международно-правовые акты, в частности, Всеобщую декларацию прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. и т.д».

Человек, ответивший на звонок уполномоченному Румаку, отказался назвать свое имя, а также объяснить, почему Румак сделал свое явно ложное заявление, и отказался обсуждать содержание законопроекта. «Мы не комментируем законопроект», – сказал он «Форуму 18» 13 июня 2023 года, а затем положил трубку.

«Играя в формальную видимость законности»

Протоиерей Александр Шрамко, Минское епархиальное управление, 2018 г.
Фото: Svaboda.org

Многие люди, обеспокоенные влиянием предлагаемого нового закона о религии на свободу религии или убеждений, не хотели публично критиковать новый Закон. «Мы не выступаем с критикой публично, – сказал один человек «Форуму 18» после публикации текста законопроекта, – поскольку за это может грозить уголовная ответственность».

Один из баптистов Международного союза церквей, чьи общины предпочитают не обращаться за разрешением к государству на осуществление свободы религии или убеждений, указал на сохраняющийся в новом Законе запрет на незарегистрированную деятельность. «Как говорит Библия [Екклезиаст 1:9], нет ничего нового под солнцем», – сказал баптист «Форуму 18». Обязательная регистрация «началась в Советском Союзе, и ничего не изменилось». Баптист настаивает на том, что их общины «будут придерживаться нашей твердой позиции» и не искать госрегистрации.

После подписания и официальной публикации закона 5 января 2024 года члены различных других религиозных общин отказались обсуждать свое мнение о нем с «Форумом 18».

Правозащитник и православный священник отец Александр Шрамко, который сейчас живет в Литве, считает предложенный новый закон частью продолжающихся репрессий против общества. «Принимает новые законы, корректирует старые – все, чтобы как-то притушить любые очаги не только возможного сопротивления, но и любой неподконтрольной жизни, – написал он 13 июня на сайте «Христианской визии». – Несколько абсурдно все это выглядит со стороны власти, которой «не до законов». Но ведь и зверям хочется быть похожими на людей, играя в формальную видимость законности».

Отец Шрамко заявил, что религиозную политику режима характеризует «настороженное отношение к религии, стремление держать ее в максимальной изоляции от общества».

Отец Шрамко утверждал, что новые положения предлагаемого нового Закона «в основном имеют цель усилить строгость этих положений и поставить деятельность религиозных организаций под максимальный контроль государства, вплоть до требований соответствия идеологии и политики режима».

Местные правозащитники продолжали критиковать проект нового закона. «Режим Лукашенко усиливает контроль еще и над религией, – отметила 15 августа запрещенная якобы «экстремистская» правозащитная группа «Честные люди». – Для этого переписали целый закон». Группа заявила, что, согласно проекту текста, обнародованному в июне, новая версия представляет собой «тотальную гиперопеку, перерастающую в сплошные запреты и ограничения».

Объединения баптистских, пятидесятнических, полноевангельских и адвентистских церквей направили в аппарат уполномоченного совместные комментарии по законопроекту. «Некоторые из них были учтены», – заявил «Форуму 18» 11 января 2024 года глава Союза баптистов Леонид Михович.

Отец Юрий Санько, 14 мая 2018 г.
Фото: Александра Щиглинская / Catholic.by

Отец Юрий Санько, представитель Конференции католических епископов, заявил 17 октября «Форуму 18», что «нашей Церкви не о чем беспокоиться в отношении этого закона». «Может возникнуть дискомфорт от тотальной перерегистрации, но мы не ожидаем каких-либо трудностей». Он добавил, что Католическая церковь надеется, что новый закон поможет открыть больше детских домов. «Насколько мне известно, в Беларуси при женском монастыре функционирует только один детский дом».

«Мы смотрим на новый закон с осторожностью, – заявил 13 октября «Форуму 18» протестантский пастор, попросивший не называть его имени из-за угрозы репрессий со стороны властей. – Он не обещает ничего хорошего, но это зависит от того, насколько буквально он будет применяться, поскольку формулировки в некоторых местах неясны». Пастор отметил «бесконечно расширяющийся» список причин, по которым государство может ликвидировать религиозные общины. «При желании их можно применить к любой религиозной организации».

Пастор отметил, что перерегистрация может стать проблемой, особенно для небольших сельских общин, например, на севере Беларуси или западе Брестской области. «Число верующих ограничено из-за малочисленности населения». Пастор также выразил обеспокоенность тем большим вниманием, которое закон уделяет воскресным школам.

Глава Союза ЕХБ Леонид Михович заявил, что их «главной заботой» является требование о наличии 20 учредителей для регистрации религиозной общины. «В некоторых деревнях у нас нет необходимого количества людей, тогда как закон не дает другого выбора, кроме как иметь 20 человек, которым будет разрешено проводить регулярные богослужения», – сказал он «Форуму 18» 16 октября. Он отметил, что подобное требование в действующем законе «не затрагивает наши церкви». Но подчеркнул, что окончательная редакция закона пока не известна.

«Многие наши общины не пройдут государственную перерегистрацию, в основном те, что в сельской местности, где мало людей, – сказал 17 октября «Форуму 18» член Духовного управления мусульман Беларуси, попросивший не называть его имени из-за опасения репрессий со стороны властей. – Существует также риск того, что наше религиозное объединение, Муфтият, не наберет достаточного количества членов для регистрации».

«Я не видел окончательный текст, но, судя по проекту, он не принесет ничего хорошего», – сказал «Форуму 18» из Минска 11 января 2024 года другой мусульманин, также попросивший не называть его имени. Мусульманин повторил прежние опасения, что их республиканская религиозная организация, Духовное управление мусульман Беларуси, может быть вынуждена прекратить свое существование. «Основная проблема – количество верующих, при их нехватке многие небольшие общины не смогут пройти перерегистрацию» (см. ниже).

На вопрос, направляла ли мусульманская община замечания и предложения по проекту Закона, мусульманин ответил: «Нет, мы даже не пытались. Какой в этом смысл? Они не будут учтены».

Обеспокоенность по поводу перерегистрации выразил также член минской общины Церкви Иисуса Христа Святых последних дней (известной как мормоны), попросивший не называть своего имени из-за опасения репрессий со стороны властей. «Некоторым из наших верующих может быть нелегко раскрыть свою личную информацию, которую требуют при перерегистрации, – сказал он «Форуму 18» 16 октября. – Многие общины арендуют здания для богослужений, в то время как другие не могут их найти и вынуждены встречаться онлайн».

Законопроект поступил в парламент

После публикации законопроекта 2 июня чиновники продолжили его дорабатывать без консультаций с общественностью. Среди изменений – снятие: запрета на хранение религиозных материалов в библиотеках учебных заведений; требование, согласно которому религиозные организации должны будут предоставлять имена детей и ежегодные отчеты о своих воскресных школах; и ссылки на предполагаемый «нацизм».

Название законопроекта также было изменено на закон «Об изменении законов по вопросам деятельности религиозных организаций». Помимо текста нового закона о религии, проект также включает поправки в Гражданский кодекс.

Проект закона был представлен нижней палате несвободно избранного парламента 29 сентября 2023 года, а текст законопроекта, представленный парламенту, был обнародован на правовом сайте режима примерно 10 октября. В анализе от 11 октября 2023 года независимый новостной сайт «Зеркало» (работающий в изгнании, поскольку режим запретил его как «экстремистский») отметил новые ограничения и требование ко всем зарегистрированным религиозным организациям пройти перерегистрацию.

Зачем новый Закон о религии?

Некоторые части нового Закона о религии аналогичны Закону о политических партиях и других общественных объединениях 2023 года, что значительно усложнило создание таких объединений, особенно республиканских. Религиозные общины являются второй группой после политических партий, которая будет вынуждена пройти обязательную государственную перерегистрацию, чтобы режим позволил им существовать. Новый Закон о религии также враждебен любой связи между осуществлением свободы религии или убеждений и потенциальной оппозиционной политической деятельностью (см. ниже).

«Ранее в этом году таким способом были ликвидированы все оппозиционные партии, – отмечало «Зеркало». – Видимо, «зачистив» большинство сфер общественной жизни, власти наконец добрались до религии и решили не ограничиваться точечными мерами вроде ареста «неправильных» священников, поэтому церквей теперь тоже станет меньше» (см. ниже).

20 декабря 2023 года два ведущих госчиновника предупредили сотни православных священнослужителей, что нарушители строгих государственных ограничений будут наказаны. Начальница отдела идеологии Мингорисполкома Ольга Чемоданова рассказала священникам Минской православной епархии, что за прошедший год госорганы провели «мониторинг» более 500 религиозных общин. Чиновники пресекли распространение «экстремистской» литературы и обнаружили, что в церквях читались молитвы за победу Украины в войне (что ей явно не понравилось).

В своем обращении уполномоченный по делам религий и национальностей Александр Румак решительно предупредил православное духовенство, что в церкви не должно быть политики. Он также предупредил, что в церквях нельзя размещать «нерелигиозную символику».

Новый закон принят и подписан

11 октября 2023 года Палата представителей одобрила новый закон в первом чтении, а 29 ноября 2023 года – во втором чтении. Депутат Людмила Здорикова вела рассмотрение закона в нижней палате парламента.

«В проект закона вносятся новые современные подходы по взаимодействию государства с религиозными организациями, – заявила депутат Людмила Здорикова государственному телеканалу СТВ 11 октября после первого чтения. – Этот проект закона разрабатывался в тесной взаимосвязи с представителями религиозных организаций страны и научного сообщества. Также законопроект прошел общественное обсуждение».

«Форум 18» задал 12 октября начальнику отдела по делам религии уполномоченного Андрею Аряеву вопрос, почему необходимо менять закон о религии и учтены ли в измененном тексте предложения религиозных организаций. «Я не буду давать никаких комментариев», – ответил он.

Замначальника отдела по координации идеологической работы, делам религий и национальностей Мингорисполкома Екатерина Каверина 12 октября положила трубку, прежде чем «Форум 18» смог задать вопрос.

13 октября «Форум 18» связался с Марией Игнатенко, помощницей депутата парламента Здориковой. Она выслушала вопросы о новом законе, не говоря ни слова, и положила трубку.

Верхняя палата парламента – Совет Республики – утвердила новый закон 13 декабря 2023 года, сообщив об этом в тот же день в своем Telegram-канале.

Александр Лукашенко подписал закон 30 декабря 2023 года, однако его пресс-служба сообщила об этом только 3 января 2024 года. В ее заявлении говорится, что он подписал законы, «корректирующий законы по вопросам деятельности религиозных организаций». Отмечены более строгие условия регистрации республиканских религиозных организаций.

Правовой сайт режима официально опубликовал текст нового закона 5 января 2024 года. Новый Закон о религии, большая его часть, вступает в силу 5 июля 2024 года, через шесть месяцев после официальной публикации.

«Форум 18» 4 января 2024 года попросил поговорить с уполномоченным Румаком. Его секретарь спросила, о чем «Форум 18» хочет поговорить. Когда «Форум 18» пояснил, что у него есть вопросы по поводу нового закона о религии, а также по поводу его обращения к минскому духовенству в декабре 2023 года, секретарь ответила: «Александр Румак не дает интервью по телефону». Почему, она не объяснила.

Обязательное разрешение властей на осуществление свободы религии или убеждений

Новый Закон о религии, вступающий в силу 5 июля 2024 года, по-прежнему требует, чтобы все религиозные организации прошли госрегистрацию, прежде чем им разрешат действовать. Статья 15 гласит: «Религиозная деятельность без создания и государственной регистрации религиозных организаций на территории Республики Беларусь запрещается». Действующий Закон гласит, что единственными религиозными организациями, которые могут «беспрепятственно» осуществлять свою свободу религии и убеждений, являются зарегистрированные государством религиозные организации в утвержденных государством местах отправления культа или других местах.

Милиция доставляет Владимира Бурштына в суд Дрогичинского района, 2 июня 2023 г.
Фото: МСЦ ЕХБ

Любая деятельность незарегистрированных или ликвидированных религиозных организаций может повлечь за собой уголовную ответственность по статье 193-1 УК. Она наказывает «незаконную организацию деятельности общественного объединения, религиозной организации или фонда либо участие в их деятельности» штрафом или лишением свободы на срок до двух лет. Статья 193-1 была исключена из УК в июле 2019 года, но восстановлена практически без изменений в январе 2022 года.

Запрет и наказание за осуществление свободы религии или убеждений без разрешения государства противоречат международному праву, как указано в Руководящих принципах Венецианской комиссии ОБСЕ/Совета Европы о правосубъектности религиозных или конфессиональных общин. В них отмечается: «Разрешение государства не может быть условием осуществления свободы религии или убеждений. Свобода религии или убеждений, независимо от того, проявляется ли она отдельно или совместно с другими, публично или в частном порядке, не может подлежать предварительной регистрации или другим подобным процедурам, поскольку она принадлежит людям и сообществам по праву и не зависит от официального разрешения».

Член Международного союза церквей ЕХБ, которые не просят разрешения властей на осуществление свободы религии или убеждений, заявил «Форуму 18» 12 июня, что их общины «продолжат делать то, что мы делаем», независимо от того, какой новый закон будет принят.

2 июня судья оштрафовал члена МСЦ ЕХБ Владимира Бурштына, которому за 70, на сумму, превышающую среднюю месячную пенсию, за то, что тот вместе с другими баптистами делился верой на улицах Дрогичина. Он был одним из как минимум 11 человек, о которых известно, что в 2023 году их наказали по статье 24.23 КоАП («Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий») за реализацию свободы религии или убеждений без разрешения властей. Десять человек были оштрафованы, а еще один арестован на десять дней.

Обязательная перерегистрация с июля 2024 года по июль 2025

Статья 4 Закона о религии требует, чтобы все зарегистрированные религиозные организации привели свои уставы в соответствие с положениями нового Закона и подали заявку на перерегистрацию в течение года после вступления Закона в силу (5 июля 2024 года) или ликвидировались. Получается, что если религиозные общины не пройдут обязательную перерегистрацию до 5 июля 2025 года, вся их деятельность станет незаконной.

Принудительная перерегистрация, связанная с отказом в существующем правовом статусе общин, незаконна согласно международному праву. Как отмечается в Руководящих принципах Венецианской комиссии ОБСЕ/Совета Европы в отношении правосубъектности религиозных или конфессиональных общин: «В случаях, когда вводятся новые положения в систему, регулирующую доступ к правосубъектности религиозных или конфессиональных сообществ, адекватные переходные правила должны гарантировать права в тех случаях, когда законы имеют обратную силу… (например, требуют повторного обращения за статусом юридического лица в соответствии с вновь введенными критериями), государство обязано продемонстрировать, что такие ограничения соответствуют критериям, изложенным в части I настоящих Методических рекомендаций».

(Часть 1 описывает допустимые ограничения свободы религии или убеждений, которые не включают произвольные требования перерегистрации организаций, в том числе: «ограничения не могут быть наложены задним числом или произвольно на конкретных лиц или группы; они также не могут быть наложены правилами, которые претендуют на звание законов, но которые настолько расплывчаты, что не дают четкого представления о том, чего требует закон, или допускают произвольное правоприменение».)

Далее в Руководящих принципах отмечается, что «государство должно продемонстрировать объективные причины, оправдывающие изменение существующего законодательства, и показать, что предлагаемое законодательство не ущемляет свободу религии или убеждений больше, чем это строго необходимо в свете этих объективных причин».

Религиозные организации являются второй группой организаций (после политических партий, которые должны были подать заявку на перерегистрацию до июня 2023 года), которым предстоит пройти «тотальную перерегистрацию», отметил Центр правовой трансформации Lawtrend. Политические партии также должны были подать заявку на перерегистрацию.

После принятия Закона о религии 2002 года религиозным общинам было дано два года до ноября 2004 года для прохождения обязательной перерегистрации. Тогда режим препятствовал попыткам многих религиозных общин добиться госрегистрации.

По состоянию на 1 января 2023 года, по данным аппарата уполномоченного, госрегистрацию имели 3590 религиозных организаций, 3417 местных общин и 173 более крупных.

Почти все религиозные лидеры, с которыми беседовал «Форум 18», отметили, что многие религиозные организации столкнутся с проблемами при перерегистрации. Опальный православный священник отец Александр Шрамко опасается, что при обращении религиозных организаций за перерегистрацией «неугодные властям могут не пройти».

«У нашей общины в Минске, которая находится в процессе регистрации, могут возникнуть проблемы, поскольку она немногочисленна и сложно найти новых членов», – рассказал «Форуму 18» глава лютеранской общины в Гродно Игорь Григус.

Глава Духовного управления мусульман Беларуси Али Воронович прокомментировал, что во многих местах может быть невозможно найти необходимое количество членов для регистрации общины. «Многие общины в деревнях и небольших городах прекратят свое существование, и это касается не только мусульманских общин», – заявил он «Форуму 18» 8 июня.

Член Церкви Иисуса Христа Святых последних дней также выразил обеспокоенность по поводу условий регистрации: «Это может быть проблемой не только для нас».

Еще более жесткие ограничения на регистрацию

Статья 12 проекта закона о религии по-прежнему требует, чтобы лидеры зарегистрированных религиозных общин были беларусскими гражданами, но добавляет, что они также должны быть постоянными жителями Беларуси.

Лицам, внесенным либо в «Перечень организаций и физических лиц, причастных к террористической деятельности», либо в «Перечень граждан Республики Беларусь, иностранных граждан и лиц без гражданства, причастных к экстремистской деятельности», будет запрещено быть лидерами или учредителями зарегистрированных религиозных организаций.

Режим ведет множество подобных списков, нацеленных на кого угодно, любую организацию, любой документ, любое сообщение или любой сайт, который не нравится режиму, например, «Республиканский список экстремистских материалов» (см. ниже).

Статья 15 требует, чтобы зарегистрированные религиозные организации уведомляли регистрирующий орган о назначении нового руководителя в течение 10 дней. В зависимости от типа религиозного сообщества (например, республиканские религиозные объединения, монастыри и т. д.) регистрирующим органом является либо аппарат уполномоченного, либо местные администрации.

Статья 13 определяет, что религиозным общинам (самый низкий уровень зарегистрированной религиозной организации) разрешено действовать только по месту их регистрации.

Согласно статье 16, религиозные общины должны приложить к заявлению о регистрации не только свой устав, но и справку, подтверждающую место ведения деятельности (что может быть затруднительно в небольших городах и селах). Им также необходимо предоставить список из 20 или более совершеннолетних членов-учредителей, проживающих в одном населенном пункте или соседних населенных пунктах, с указанием даты рождения каждого человека, гражданства, адреса, места работы или учебы, номера телефона и подписи.

Многие люди не хотят предоставлять такую информацию режиму, который серьезно нарушает права человека своих граждан. Требование о наличии 20 учредителей также не позволит многим небольшим или сельским религиозным общинам получить регистрацию. Леонид Михович из Союза ЕХБ повторил эти опасения в интервью «Форуму 18» 11 января 2024 года, в частности, указав на требование о том, что учредители должны предоставить властям обширную личную информацию. «При регистрации по-прежнему необходимо предоставлять информацию о своем месте работы».

Согласно Руководящим принципам Венецианской комиссии ОБСЕ/Совета Европы в отношении правосубъектности религиозных или конфессиональных сообществ, «любая процедура, которая предоставляет религиозным или конфессиональным сообществам доступ к статусу юридического лица, не должна устанавливать обременительные требования. Примеры обременительных требований, которые не являются обоснованными согласно международному праву, включают, помимо прочего, следующее: заявление о регистрации должно быть подписано всеми членами религиозной организации и содержать их полные имена, даты рождения и места жительства».

В Руководящих принципах также говорится, что «законодательство не должно ставить получение правосубъектности в зависимость от наличия у религиозной общины или конфессионального сообщества излишнего минимального числа членов».

В новом законе о религии не упоминается возможность подачи заявления о регистрации религиозными общинами, насчитывающими менее 20 местных взрослых граждан.

Религиозные общины должны в заявлении на регистрацию предоставить обширную дополнительную информацию, если они «ранее неизвестны» в Беларуси. Она будет включать в себя происхождение и культовую практику их веры, а также их отношение к семье и браку, здоровью их последователей и к «исполнению государственных обязанностей». Заявки от таких общин будут направляться в аппарат уполномоченного на религиоведческую «экспертизу», которая может длиться до шести месяцев.

В Замечании общего порядка 22 Комитета ООН по правам человека к статье 18 («Свобода мысли, совести и религии») МПГПП говорится, что Комитет «с обеспокоенностью рассматривает любую тенденцию к дискриминации любой религии или убеждений по любым причинам, включая тот факт, что они созданы недавно».

В Руководящих принципах Венецианской комиссии ОБСЕ/Совета Европы в отношении правосубъектности религиозных или конфессиональных общин отмечается: «Государство должно уважать автономию религиозных или конфессиональных сообществ при выполнении своих обязательств по предоставлению им доступа к правосубъектности… государства должны соблюдать свои обязательства, гарантируя, что национальное законодательство оставляет на усмотрение самой религиозной или конфессиональной общины принятие решения о… существенном наполнении своих убеждений… В частности, государство должно воздерживаться от существенного, а не формального пересмотра устава и характера религиозной организации».

Организации более высокого уровня делятся на республиканские и местные религиозные объединения, каждому из которых нужна регистрация в аппарате уполномоченного.

Статья 14 Закона о религии требует, чтобы республиканские религиозные объединения имели во всех семи регионах страны не менее 15 членских общин (по сравнению с 10 в действующем законе), хотя бы одна из которых имела госрегистрацию не менее 30 лет. В своем июньском обосновании закона уполномоченный Румак заявляет, что целью нового закона является изменение процедуры регистрации, «ограничив при этом возможности создания республиканского религиозного объединения». Он не объяснил, почему государство стремится ограничить количество организаций, имеющих право претендовать на статус республиканского религиозного объединения.

Это схоже с законом о политических партиях и других общественных объединениях 2023 года, который значительно усложняет создание таких групп, особенно республиканских.

Местные религиозные объединения должны иметь не менее 10 религиозных общин в одном или нескольких соседних регионах, хотя бы одно из которых имеет госрегистрацию не менее 30 лет.

Только республиканские или местные объединения будут иметь право основывать монастыри, миссии и религиозные учебные заведения, которым самим нужна госрегистрация.

«Экстремизм»

Снесенная бульдозером церковь «Новая жизнь», Минск, 20 июня 2023 г.
Фото: церковь «Новая жизнь»

В законе широко используется термин «экстремистский», широко применяемый в других законах, как отметила 5 июня запрещенная беларусская правозащитная группа Human Constanta, а также международные правозащитные группы Access Now, Article 19 и Всемирная организация против пыток (ВОПП).

«Своду беларусских «антиэкстремистских» законов недостает достаточной точности и он предоставляет властям неограниченную свободу действий по ограничению свободы выражения мнений и других прав человека», – отметили правозащитные группы в докладе Спецдокладчику по вопросу о положении в области прав человека в Беларуси Анаис Марин.

Фионнуала Ни Аолан, Спецдокладчик ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека и основных свобод в условиях борьбы с терроризмом, отметила в своем докладе за январь 2020 года (A/HRC/43/46/Add.1) после визита в Казахстан: «режимы по борьбе с терроризмом и экстремизмом предоставляют властям чрезмерную свободу действий, чтобы преследовать и заставлять замолчать тех, кто мирно подвергает сомнению установленный порядок, включая различных представителей гражданского общества, правозащитников, профсоюзных деятелей, журналистов, блоггеров и членов маргинализированных сообществ или сообществ, законно исповедующих свои религиозные убеждения. Чрезмерное фокусирование на экстремизме не имеет оправдания с точки зрения международного права».

В общем докладе Ни Аолан за февраль 2020 года о влиянии на права человека политики и практики, направленных на предотвращение насильственного экстремизма и противодействия ему (A/HRC43/46), повторился этот момент, утверждающий, что все «государства, которые регулируют «экстремизм» в своих законах, политике, программах или практике должна отменить такие положения, которые не имеют силы в международном праве, а внутреннее право должно соответствовать принципам законности, необходимости и соразмерности».

Режим называет «экстремистским» чрезвычайно широкий спектр деятельности. Human Constanta регулярно документирует такие случаи, включая свой последний обзор за апрель-июнь 2023 года. Ранее в 2023 году отмечался приговор на три года заключения администратору группы в соцсетях за распространение образовательной информации о беларусском языке.

12 декабря 2023 года Верховный суд Минска оставил в силе решение суда первой инстанции о ликвидации минской церкви Полного Евангелия «Новая жизнь».Замначальника отдела по координации идеологической работы, делам религий и национальностей Мингорисполкома Екатерина Каверина инициировала иск о ликвидации, поскольку местные суды признали некоторые онлайн-материалы церкви «экстремистскими».

Кроме того, греко-католический новостной сайт и интервью на YouTube с католическим священником, который сбежал в соседнюю Польшу в 2021 году, чтобы избежать судебного преследования, входят в число религиозных материалов, запрещенных местными судами как «экстремистские» в конце 2022 года и добавленных в Республиканский список экстремистских материалов Министерства информации.

Осенью 2023 года суды признали материалы организации «Христианская визия» (группы, документирующей нарушения свободы религии или убеждений и других прав человека) и минской церкви «Новая жизнь» «экстремистскими». 26 декабря 2023 года суд Витебска запретил как «экстремистские» YouTube-канал, Telegram-канал и страницу в Facebook, принадлежащие эмигрировавшему католическому священнику о. Вячеславу Барку.

Игорь Бузовский, Минская книжная ярмарка, 5 февраля 2020 г.
Фото: Владь Гридин

«Христианская визия» выразила обеспокоенность по поводу растущего списка сайтов, каналов и соцсетей религиозных деятелей и сообществ, признанных судами «экстремистскими». «Это делается для того, чтобы искусственно создавать препятствия для распространения данной информации, ограничивать ее получение людьми, которые находятся в Беларуси». В сообщении «Христианской визии» от 21 сентября отмечается, что даже «ссылка в телефоне или социальных сетях на тот или иной канал или ресурс становится поводом для преследования человека, который заинтересован в получении независимой и важной для него информации, которая касается христианства и современного политического кризиса».

«Власти таким образом пытаются уменьшить влияние религиозных лидеров, активистов и сообществ, комментирующих события в Беларуси, репрессии, совершаемые против верующих и их общин», – отметили в «Христианской визии».

В январе 2023 года замминистра информации Игорь Бузовский, который также является заместителем председателя Республиканской экспертной комиссии по проведению оценки символики, атрибутики, информационной продукции на предмет наличия либо отсутствия в них признаков проявления экстремизма, заявил «Форуму 18», что «это делается исключительно на основании закона».

Однако замминистра информации Бузовский отказался обсуждать запрет греко-католического сайта «Царква» и других религиозных изданий. «Вы говорите об одном сайте – я бы не хотел говорить по памяти. Вам нужно подать заявление официально». Он отказался обсуждать что-либо еще о том, почему религиозные публикации запрещены, и положил трубку.

Новые полномочия режима по проверке и мониторингу религиозных общин

В настоящее время наблюдение за верующими ведет КГБ, также мониторинг и ограничения религиозных общин осуществляют Аппарат уполномоченного по делам религий и национальностей и другие госорганы.

20 декабря 2023 года два ведущих госчиновника предупредили сотни православных священнослужителей, что нарушители строгих государственных ограничений будут наказаны. Начальница отдела идеологии Мингорисполкома Ольга Чемоданова рассказала священникам Минской православной епархии, что за прошедший год госорганы провели «мониторинг» более 500 религиозных общин. Чиновники пресекли распространение «экстремистской» литературы и обнаружили, что в церквях читались молитвы за победу Украины в войне (что ей явно не понравилось).

Статья 40 нового Закона о религии сохраняет прямой государственный надзор за соблюдением закона зарегистрированными религиозными организациями. Его и далее будут осуществлять Аппарат уполномоченного и местные администрации.

Статья 26 нового Закона о религии запрещает миссионерскую деятельность и материалы, которые «противоречат закону и идеологии беларусского государства». «Идеология беларусского государства» не объясняется.

В июньском обосновании закона уполномоченный Румак говорит, что новый закон закрепляет «право проведения регистрирующими органами проверок уставной деятельности религиозных организаций», чтобы определить, соответствует ли она закону о религии. Румак отмечает, что новый закон расширит ответственность религиозных организаций за нарушения закона, в том числе при «осуществлении экстремистской деятельности и попытках возрождения нацизма, незаконной миссионерской деятельности».

Расширение «законных» возможностей закрывать религиозные общины

Согласно статье 41 нового Закона о религии, неустранение «нарушения» в течение шести месяцев или повторное «нарушение» в течение года по-прежнему позволяет чиновникам обращаться в суд с целью ликвидации (фактически запрета) религиозной организации. Еще до любого судебного слушания о ликвидации чиновники могут приостановить деятельность религиозной организации, что сделало бы всю ее деятельность незаконной. Такая приостановка не может быть оспорена юридически.

В июньском обосновании закона уполномоченный Румак подчеркнул расширение возможностей государства ликвидировать зарегистрированные религиозные организации и, таким образом, сделать любую их деятельность незаконной.

Сохранение ограничений на религиозную литературу и предметы

Статья 22 нового закона о религии дает уполномоченному право назначать религиоведческую «экспертизу» любой религиозной литературы или предметов «в целях недопущения распространения религиозной литературы и иных материалов, содержащих информацию, разжигающую социальную, национальную, религиозную, расовую вражду и иные проявления экстремизма».

Культурные или образовательные организации, получающие религиозные книги, теперь обязаны обратиться к уполномоченному за «экспертизой» (в более ранних версиях нового Закона говорилось лишь о том, что они «имеют право» обратиться за такой «экспертизой»).

Это во многом продолжает существующую обязательную предварительную государственную цензуру и ограничения на распространение большей части религиозной литературы и предметов, что происходит параллельно с угрозой запрета текстов или сайтов как якобы «экстремистских».

Статья 27 нового Закона о религии позволяет только зарегистрированным религиозным организациям производить, импортировать, экспортировать или распространять «религиозную литературу, иные печатные, аудио- и видеоматериалы, а также другие предметы религиозного назначения». Совет министров составляет список таких «предметов религиозного назначения».

Религиозная литература, аудио- и видеоматериалы не должны «противоречить идеологии беларусского государства» или содержать «пропаганды войны, социальной, национальной, религиозной и расовой вражды и иной экстремистской деятельности». «Идеология беларусского государства» не объясняется.

Согласно статье 27 предыдущего закона о религии, религиозные общины должны представлять всю ввозимую религиозную литературу или материалы «для проведения миссионерской и иной внекультовой деятельности» в аппарат уполномоченного для принятия решения о назначении религиоведческой «экспертизы». Вся подобная литература или материалы по-прежнему должны содержать полное название зарегистрированного религиозного учреждения и его религиозную принадлежность.

По-прежнему только религиозным общинам разрешено распространять печатные, аудио- и видеоматериалы о религии, и по-прежнему только в их помещениях или, если они получат разрешение от местных администраций, в других помещениях.

Конференция католических епископов ранее отметила, что это ограничение на распространение «ставит религиозную литературу в дискриминационное положение в сравнении с иной литературой, которая может распространяться через специализированные книжные магазины».

Коммерческим организациям по-прежнему запрещается публиковать религиозную литературу или производить предметы для использования в религиозном богослужении.

Религиозное образование под надзором режима

Статья 10 нового закона о религии налагает новые ограничения на религиозное образование детей и взрослых. Зарегистрированные религиозные общины могут предоставлять такое образование только в том случае, если это предусмотрено их уставами, и только в помещениях, которыми они владеют или арендуют, за исключением случаев, когда арендованные помещения принадлежат образовательным учреждениям или организациям и предпринимателям, осуществляющим образование.

«Это может поставить в затруднительное положение как сельские приходы, так и молодые городские общины, ведущие строительство собственных зданий в новых городских районах», – говорилось в комментарии от 15 июня от «Гродненской епархии беларусской православной церкви», оставленном под законопроектом на правовом форуме властей.

Религиозное воспитание взрослых, молодежи и детей, а также связанные с ним материалы «не должно противоречить идеологии общепризнанных традиционных ценностей беларусского народа и идеологии беларусского государства» или «содержать пропаганды войны, социальной, национальной, религиозной и расовой вражды». Ни «идеология общепринятых традиционных ценностей беларусского народа», ни «идеология беларусского государства» не объяснены.

Дети смогут принять участие в этих занятиях только по подписанному заявлению родителей или опекунов.

Религиозные общины обязаны в своем религиозном образовании «сотрудничать» с местными и другими государственными властями.

В январе 2024 года Михович из Союза баптистов приветствовал отмену в окончательной версии законопроекта требования о том, что оба родителя или опекуны должны подписывать заявление о посещении ребенком религиозных занятий. Он также приветствовал отмену положения, которое обязывало бы религиозные организации предоставлять информацию о религиозном образовании детей местным исполкомам.

Положение, касающееся религиозного образования в предлагаемом новом законе, «раскрывает всю настороженность режима по отношению к любому неподконтрольному влиянию на умы, особенно молодежи», отмечал опальный православный священник отец Шрамко.

Конференция католических епископов выразила обеспокоенность тем, что заявления родителей или опекунов о посещении детьми занятий по религии, проводимых религиозными общинами, могут стать объектом проверки со стороны чиновников. «В перспективе, …, на религиозные общины может быть возложена обязанность предоставления контролирующим органам поименного списка обучаемых детей с приложением письменных заявлений их родителей», – отметили в ней. И добавили, что это вынудит родителей и детей раскрыть свою религиозную принадлежность, что незаконно в соответствии с международными правами человека.

Католический архиепископ Иосиф Станевский, выступая на обсуждении тогдашнего законопроекта в Палате представителей 3 ноября 2023 года, «подчеркнул право верующих на определенную анонимность и защиту персональных данных при обучении детей религии», сообщал сайт церкви в тот же день.

Как отмечается в Замечании общего порядка 22 Комитета ООН по правам человека к статье 18 МПГПП («Свобода мысли, совести и религии»), «никто не может быть принужден к раскрытию своих мыслей или приверженности к религии или убеждениям».

Отец Юрий Санько, представитель Конференции католических епископов, сообщил «Форуму 18» 13 июня, что чиновники – в основном из местных исполкомов – уже потребовали сообщить, сколько детей учится в классах воскресных школ, но до сих пор не требовали имена этих детей или их родителей.

С марта 2021 года режим проводил проверки католических приходов, что иногда сопровождалось преследованиями священников. Прокуроры, а также сотрудники местных отделов идеологии по требованию прокуроров требовали от священников отчеты, катехизические планы и другую внутреннюю информацию о приходской жизни.

Согласно статье 10 нового Закона о религии, религиозное образование детей и взрослых должно осуществляться на государственных языках (беларусском или русском). Конференция католических епископов отмечала, что, поскольку Беларусь является многонациональным государством, это положение лишит этнические меньшинства права изучать свою веру на родном языке.

Согласно сообщению Церкви, на дискуссии 3 ноября 2023 года архиепископ Станевский подчеркнул «право национальных меньшинств на обучение детей религии на своем родном языке».

Мусульманин из Минска выразил сомнение в том, что община столкнется с проблемами из-за языка, на котором ведется обучение. «Коран написан на арабском языке, у евреев Тора на иврите, – отметил мусульманин в интервью «Форуму 18» 11 января 2024 года. – Было бы скандалом, если будут внесены какие-то изменения, и мы не сможем преподавать арабский язык».

3 ноября 2023 года журналисты спросили уполномоченного Румака, входящего в Палату представителей для обсуждения тогдашнего законопроекта с чиновниками и некоторыми религиозными лидерами, будут ли запрещены богослужения на польском языке. Он ответил «нет», отметило в тот же день российское агентство ТАСС. По его словам, запрет на использование негосударственных языков будет распространяться только на религиозное образование, а не на религиозное богослужение.

Отделение религиозных сообществ от жизни остального общества

Ни в законе, ни в июньском обосновании уполномоченным Александром Румаком конкретно не упоминаются попытки помешать зарегистрированным религиозным общинам участвовать в жизни общества в целом. Однако некоторые положения, похоже, призваны обеспечить это, вероятно, по причине многочисленных общенациональных протестов против фальсификаций режима на выборах и поддержки им вторжения России в Украину в 2022 году.

Многие из этих положений сформулированы расплывчато, что позволяет чиновникам произвольно решать, должна ли деятельность религиозной организации приводить к ликвидации или наказанию.

Статья 8 нового закона о религии включает положение: «В местах богослужений не допускаются использование любой символики, кроме религиозной, проведение собраний, митингов, пикетирования, предвыборной агитации и иных мероприятий политического характера, пропаганда войны, социальной, национальной, религиозной и расовой вражды, иной экстремистской деятельности, а также выступления, призывы, оскорбляющие представителей государственных органов, должностных лиц и отдельных граждан, представителей других религий и их последователей».

Статья 8 нового Закона о религии запрещает деятельность религиозных общин или их представителей, направленную «против суверенитета Республики Беларусь, основных направлений внутренней и внешней политики Республики Беларусь, ее конституционного строя и гражданского согласия» или сопровождающуюся нарушениями прав и свобод личности, а также препятствующую «реализации гражданами их прав и исполнению ими их государственных, общественных, семейных обязанностей» или наносящие «вред здоровью и нравственности граждан».

«Культовое имущество» не может быть использовано в иных целях, чем те, которые предусмотрены уставом зарегистрированной религиозной организации, «в том числе в политических целях, а также осуществления террористической и иной экстремистской деятельности».

Новые ограничения на религиозную благотворительность

Статья 29 проекта Закона о религии разрешает зарегистрированным религиозным организациям вести «благотворительную и социальную деятельность». Однако только монастырям с позволения местной администрации разрешено создавать детские дома.

(Июньский проект закона позволял любой зарегистрированной религиозной организации создавать детдома с одобрения местных властей).

Закон о религии 2002 года аналогичным образом разрешал зарегистрированным религиозным организациям заниматься благотворительной деятельностью, но это не мешало режиму блокировать и закрывать религиозные благотворительные и другие социальные инициативы.

В январе 2022 года Управление гуманитарной деятельности администрации президента не разрешило протестантской церкви в Витебской области принять партию гуманитарной помощи (в том числе инвалидных колясок, одежды, обуви и мебели), отправленной из других регионов Европы.

В начале 2021 года Управление гуманитарной деятельности отказало благотворительной организации «Каритас» Минской католической архиепархии принять иностранные средства на поддержку проекта помощи бедным и бездомным. Целью проекта было поддержать около 700 нуждающихся продуктами питания, а также растениями и животными для выращивания в пищу.

В феврале 2013 года режим лишил легального статуса приют «Дом Марии» для 13 бездомных, которым руководил молодой католик-мирянин Алексей Щедров в его родном селе. После визитов милиции он был вынужден закрыть приют.