«А крест снимете только с головой». Новомученица Татьяна Гримблит: помощь узникам в условиях тоталитарного строя

Размышляя о бескорыстном служении волонтеров наших дней, хочется вспомнить о новомученице Татьяне Гримблит. Имя ее пока мало известно, но для гонимой Православной Церкви 20-х–30-х гг. ХХ в. ее короткая жизнь стала воплощением евангельской заповеди любви.

Она не была монахиней, не входила ни в какие организации, действовала в одиночку, по зову своего сердца, посвятив всю свою сознательную жизнь помощи заключенным. Просто носила передачи — изо дня в день, из года в год. Помогала зачастую совершенно незнакомым ей людям, не выясняя, верующие они или нет, и по какой статье осуждены. Тратила на это почти всё, что зарабатывала. Побуждала делать то же и других христиан. Спрашивала у администрации тюрем, кто из заключенных не получает продуктовых передач, и передавала. И в этом заключалось христианство Татьяны Николаевны.

Родилась она в Томске 14 декабря 1903 г., в день памяти св. Филарета Милостивого. Дочь небогатых служащих, внучка священника. В 1917 г. ей было 14. Но, несмотря на репрессии и гонения, юная девушка твердо решила следовать в своей жизни за Христом. Веры своей она никогда не скрывала. На неоднократные вопросы о носимом ею на шее кресте Гримблит неизменно отвечала: «За носимый мною на шее крест я отдам свою голову, и, пока я жива, с меня его никто не снимет, а если кто попытается снять крест, то снимет его лишь с моей головой, так как он надет навечно».

По окончании гимназии семнадцатилетняя Татьяна пошла работать воспитательницей в детскую колонию «Ключи». С тех пор и до конца своих дней она все время была рядом с заключенными и страждущими, за что и сама не раз побывала в заключении.

Татьяну арестовали в 1923 г., когда она повезла передачи в иркутскую тюрьму. Ей предъявили обвинение в контрреволюционной деятельности, но, не найдя состава «преступления», через 4 месяца отпустили. В 1925 г. арестовывали еще на 7 суток. Несмотря на опасность быть схваченной снова, она продолжала помогать узникам.

Также Татьяна посылала письма заключенным священникам, ободряя и утешая их.

Своим примером девушка воодушевляла всё больше и больше людей. Одни давали ей деньги на передачи, другие по случаю доставляли посылки. И ее арестовали снова, теперь как одну из «вдохновителей тихоновского движения в губернии».

Татьяна признала только то, что передавала посылки «заключенному духовенству и мирянам; вообще заключённым, не зная причин их заключения».

При этом на допросах ничьих имен она не называла.

Несмотря на невозможность «добыть необходимые материалы для гласного суда», ОГПУ всё же «установило» виновность Гримблит и сослало ее в Зырянский край на три года, перенаправив оттуда в Казахстан.

В ссылке Татьяна писала стихи.

19 декабря 1927 года Особое Совещание ОГПУ постановило освободить девушку, но об этом ей сообщили только… через три месяца.

Поселившись в Москве, Гримблит стала петь в храме на клиросе, продолжая собирать передачи для узников и посещать тюрьмы в окрестностях города.

И снова арест в 1931 году… Татьяна объясняет следователю, что никакой специальной церковной работы не вела, что помогала всем заключенным, вовсе не интересуясь, церковные это люди или нет, и даже по политическим ли они осуждены статьям или по уголовным, что для нее было важно только то, что они нуждались и не имели того, кто бы им помогал. За эту «вину» она была отправлена в исправительно-трудовой лагерь в Пермской области, где изучила медицину и стала работать фельдшером, чтобы иметь возможность еще больше служить ближним. После досрочного освобождения в 1932 г. работала в больницах.

Перед последним арестом Татьяна не успела дописать письмо ссыльному архиепископу, оборвав его на полуслове…

 «Я знала, надев крест, тот, что на мне: опять пойду. За Бога не только в тюрьму, хоть в могилу пойду с радостью», — говорила она.

Узнав, за что и когда Татьяну арестовывали раньше, сотрудник НКВД Идельсон, тем не менее, оставил без изменений обвинительное заключение в антисоветской агитации и вредительстве. Виновной себя девушка не признала. 22 сентября тройка НКВД приговорила Татьяну к расстрелу.

Татьяна Гримблит, тюремная фотография, 1937 год (перед расстрелом)

Татьяна Николаевна Гримблит была расстреляна 23 сентября 1937 года и погребена в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой. Постановлением Священного Синода от 17 июля 2002 года причислена к лику святых новомучеников и исповедников Российских.

Святая новомученица Татиана (Гримблит), икона Покровского храма Бутырской тюрьмы

В заглавии:

Татьяна Гримблит. Лагерная фотография, Зырянский край

Житие святой новомученицы Татианы (Гримблит) см.:

Игумен Дамаскин (Орловский). Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 7. Тверь. 2002. С. 128-136.

Фото — сайт Свято-Тихоновского православного университета

Надежда Свиргуль