Протоиерей Георгий Митрофанов. Революция: трагедия и вина Церкви

Мы поговорили с доктором богословия, церковным историком протоиереем Георгием Митрофановым о том, как христиане должны относиться ко дню Октябрьской революции и к тому, что происходит сейчас в нашей стране.

Фото: Николай Байда

— Отец Георгий, в Беларуси 7 ноября до сих пор считается праздничным днем. Может ли для христианина день Октябрьской революции да и революции вообще быть праздником?

— Этот вопрос требует пространного ответа. Понятие революции должно рассматриваться различно. Революции были разные: были с положительными последствиями (как ни странно), были – с отрицательными. Но, как правило, для всех революций был характерен период, когда общество охватывала волна насилия, перераставшая в продолжительные гражданские войны.

Что касается Октябрьской революции, то, как православный священник, я должен подчеркнуть, что почитание захвата власти большевиками как праздника является свидетельством глубокой отчужденности современного общества – и российского, и белорусского — от христианской веры, от памяти о наших предках, от памяти о тех, кто  изображен на иконах новомучеников в Гродненском соборе. Это наши братья и сестры во Христе, это наши замученные архипастыри и пастыри.

За последние 30 лет свободного развития Церкви мы не научилось осмыслять свою недавнюю историю с христианской точки зрения. Октябрьский переворот большевиков отбросил страну с ее магистрального христианско-европейского пути развития на путь антихристианской евразийской деспотии, в основе которой была утопия, не просуществовавшая и одного века и уничтожившая миллионы людей. Как можно отмечать этот день как праздник?

Протоирей Георгий Митрофанов. Фото: minds.by

— Что тогда делать с этой датой? Вычеркнуть из календаря?

— Этот день нужно помнить. Но как день начала величайшей трагедии в истории и России, и Беларуси. В России этому дню противопоставили 4 ноября – День народного единства – в память о помощи Казанской иконы Богородицы при защите Москвы в 1612 году. Но пока этот праздник не приживается у нас, замена не вышла. 7 ноября остается.

В принципе, этот день мог бы и остаться в календаре —  но как день скорби и поминовения усопших. Православные христиане могут отметить его только одним образом – служением соборных панихид. Большевики  ведь проводили политику стратоцида – уничтожали целые сословия, лучшие сословия: духовенство, купечество, интеллигенцию, казачество. И белорусам ли этого не знать.

Фото: Николай Байда

— Церковь могла сдержать революцию?

— А задача Церкви не в том, чтобы сдерживать революцию, ее задача —  воспитание людей.

В России было более 100 миллионов православных. Но подавляющее большинство жило традициями, особенно в народной среде, внешнего обрядового благочестия. Они знали, как соблюдать пост, знали, что в день усекновения главы Иоанна Предтечи нельзя есть яблоки. Но не знали элементарных вещей. Убийство – всегда грех, как ты его ни оправдывай. Брать взятку, давать взятку  –  тоже грех.Об этом стоит задуматься.

— Как Вы считаете, Церковь лишь жертва или одна из виновниц того, что произошло в 1917 году?

— Я приведу Вам один очень выразительный эпизод. Под жутким давлением государства патриарх Тихон в 1924 году пошел на ряд уступок большевикам. А вернувшийся из ссылки митрополит Кирилл Смирнов,  будущий священномученик, пришел к патриарху и сказал, что нужно прекратить эти уступки. Оправдывая свою позицию, патриарх Тихон сказал, что не может смотреть, как страдают в заточении священники и архиереи. И тогда митрополит Кирилл произнес поразительные слова: «Ваше Святейшество, о нас, архиереях, не думайте. Мы теперь только и годны на тюрьмы…»

В этих словах одного из величайших святых ХХ века, расстрелянного в 1937 году, заключена глубокая и горькая истина. Да, действительно, Церковь подвергалась гонениям, но она сама не смогла воспитать у своих христиан понимание элементарных вещей: заповеди Господни непреходящиУбийство стало для них классовой борьбой, нарушение заповеди «не укради» стало формой экспроприации экспроприаторов, понятие греха было утрачено.Люди хотели окончательно стереть из своей затуманенной совести мысли о Христе, на которые их наводили лучшие представители нашего духовенства. Церковь поплатилась за то, что не смогла должным образом воспитать значительную часть своих пасомых.

Фото: Екатерина Монякина

— Как относиться к тому, что происходит сейчас в Беларуси?

— То, что творится на улицах вашей страны — ужасно, это грех. Тут и разговаривать не о чем. Но то, что происходит сейчас, происходит неслучайно. И раз я дерзаю говорить об ответственности  РПЦ во времена большевистских гонений,  я могу сказать и это: страждущий белорусский народ сейчас в значительной степени расплачивается за то равнодушие, безразличие и конформизм, которые многие годы сопровождали его жизнь. Я могу понять причины такого поведения: вся история ХХ века, огромные человеческие потери, то, что Беларусь была заповедником государства атеизма – убивали в людях способность критически мыслить, жить не по лжи, как говорил Солженицын.

Что касается православной Церкви, я бы мог сказать только одно: я с уважением отношусь к тем священникам и епископам, которые не побоялись сказать правду в эти дни и отстояли честь русской православной иерархии в Беларуси. Дай Бог им всем последовательности в отстаивании своей пастырской позиции.

Мне очень грустно, что сейчас многие представители православной молодежи в Беларуси отворачиваются от Православия и поворачиваются в сторону католической Церкви, руководство которой нашло в себе силы выступить более адекватно в этой ситуации. Нужно оставаться в своей Церкви и, оставаясь в ней, делать ее способной обличать зло и неправду.

— Это нужно начинать делать снизу?

— Это нужно делать каждому из нас. Ждать, пока придет директива от начальства – значит облекать себя на бесплодные ожидания. Господь будет судить каждого конкретного человека, каждого христианина. Поэтому в той конкретной ситуации, в которой ты оказываешься, как бы ни менялась жизнь вокруг тебя, нужно разобраться: а что я должен делать, чтобы оставаться христианином? У каждого человека – мирянина, священника, архиерея – эти ситуации бывают разные. Они бывают и в жизни других людей, и в жизни политических деятелей, и омоновцев, и военнослужащих. Каждый, если он считает себя христианином, должен задавать себе вопрос: по-христиански ли я поступаю? Потому что главный для христиан Начальник жизни – именно Иисус Христос. Если же мы темные нехристи, то каждый маленький начальник становится для нас по существу тем самым истуканом, который обличается в каноне Андрея Критского.

Беседовала Светлана ПАВЛЮКЕВИЧ

Гродненская епархия, Белорусская православная церковь