Свидетели Иеговы и политический кризис в Беларуси

Свидетели Иеговы придерживаются крайней формы политического нейтралитета: они не ходят на выборы, не могут быть членами партий или иных политических образований, не могут быть депутатами и т. д. Они никак не участвуют в политической жизни страны, в которой живут. Более того, хотя они утверждают, что уважительно относятся к официальным символам (гербу, флагу, гимну), в действительности, формы почтения, которые закреплены государственными актами или общественной традицией по отношению к этим символам, признаются ими кощунственными с их вероучительной точки зрения. Поэтому они не встают при исполнении гимна, не говоря уже о том, чтобы его петь. Даже если цена отказа от церемониала достаточно высока. Их убеждения в этом смысле крепки, а многочисленные примеры показывают их настойчивость в соблюдении своих принципов.

Свидетели Иеговы дистанцируются даже от комментирования политических событий, вновь и вновь подчеркивая свой нейтралитет. Да, в их религиозной публицистике можно встретить осуждающие описания исторических диктатур или автократий, но, что касается современности, они стараются обходить эти темы. По крайней мере, так представлена официальная позиция этого религиозного движения.

В свою очередь, в среде свидетелей Иеговы встречаются так называемые неофициальные апологеты. Хотя Руководящий совет свидетелей Иеговы в целом не поощряет это явление, всё же он допускает их существование. Среди свидетелей Иеговы в Беларуси в качестве апологетов можно отметить двух персон: Антона Чивчалова (приехавшего из Мордовии свидетеля Иеговы со стажем) и минчанина Андрея Берестовского.

Первый ведет несколько крупных блогов, один из которых является площадкой его миссии. После событий августа 2020 года он несколько постов [1] уделил бурно разворачивающимся событиям в Беларуси, и, предсказуемо, просто напомнил о том, что «политическим» выбором свидетелей Иеговы является теократическое устройство, представленное в формах существования их общин, а любые дебаты по поводу возникшей в Беларуси ситуации им оценивались так, что в ней нет правых и виноватых, есть лишь «оттенки серого». Настоящей битвой добра и зла, понятно, им назывался Армагеддон.

Правда, Чивчалов не мог не воспользоваться ситуацией колеблющейся позиции митрополита Павла, поздравившего Александра Лукашенко с избранием, а потом, мол, извинившегося за эти поздравления. Такой конфуз главы БПЦ удобен в миссионерских целях свидетелей Иеговы, поэтому апологет использовал его как аргумент в пользу своей позиции политического нейтралитета.

А вот взгляды второго апологета уже более интересны его внимательным подходом к происходящим событиям. Стремясь быть в рамках своих религиозных границ, он тем не менее демонстрирует свою заинтересованность в описании происходящего с позиции своего исторического бэкграунда (он является историком по образованию и профессии).

Его основные наблюдения изложены в двух роликах [2] на персональном youtube-канале. Он старается быть объективным, насколько позволяют его убеждения. И в этом постороннем взгляде, максимально дистанцированном от вовлеченности в события, есть много важных замечаний: к примеру, Андрей Берестовский разоблачает мифы государственной пропаганды, что акции протеста были финансированы или руководились из-за рубежа, что протестующих было очень мало (напротив, он подчеркивает уникальный для белорусской истории масштаб протеста) или что белорусский протест был антироссийским. Он раскрывает горизонтальные связи как форму самоорганизации уличного и дворового протеста и выделяет мирный характер протестующих. Уделяет внимание и сокращениям высококвалифицированных кадров из-за репрессий.

Такие авторские наблюдения, нужно сказать, уникальны для блогерской апологетики свидетелей Иеговы. Получается, что события в стране имели такой резонанс, что не могли оставить равнодушными тех, кто имеет своего рода запрет на оценивание этих событий.

Помимо апологетов свидетелей Иеговы интересен и феномен бывших членов общины, ставших активными участниками протестных акций. В истории Беларуси таких примеров было не мало. К примеру, бывший диакон (служебный помощник в их терминологии) свидетелей Иеговы из Светлогорска Геннадий Жулега, покинувший общину в конце 2000-х, стал активистом в своем городе, где неоднократно подвергался [3] преследованиям со стороны местных властей. Несколько лет назад он покинул Беларусь.

События же 2020 года спровоцировали выход из общины по меньшей мере одного молодого свидетеля Иеговы. Это 24-летний Данила, живущий сейчас во Вроцлаве. О нём в апреле этого года сделал репортаж [4] телеканал «Белсат». События лета 2020-го изменили взгляды Данилы, до сих пор видевшего в мирских делах лишь проявления сатанизма. Но белорусская революция помогла ему увидеть, что в таких делах как раз проявляется человеческий гуманизм. И после случившихся с ним задержаний он не изменил своим новым открытиям, сделав свой выбор на изучении урбанистики. Правда, сейчас за рубежом.

И ещё одна область, в которой свидетели Иеговы оказались опосредованно причастны к политическому кризису в стране — это параллель, на которую обратила [5] внимание «Новая газета» и состоящая в различном отношении российского и белорусского режимов к свидетелям Иеговы. Как известно, в России 4 года назад их признали экстремистами и с тех пор преследуют, поэтому многие ответственные члены этой религиозной группы бегут, в том числе в Беларусь. Российские силы безопасности предпринимали попытки депортировать нескольких таких лиц: последний случай произошел недавно с 44-летним россиянином Олегом Лоншаковым, который бежал от преследований в Беларусь и теперь имеет вид на жительство в Бресте. В конце сентября он был задержан милицией по запросу коллег из России и помещен в ИВС (а затем в СИЗО) до депортации. Но 14 октября он был освобождён по постановлению прокуратуры. Генеральная прокуратура Беларуси отказала в экстрадиции. Интересный случай: Россия выдает белорусских «экстремистов» по ​​запросу силовиков западного соседа, но — в обратном направлении, что касается свидетелей Иеговы, это не работает. Почему так? «Новая газета» объясняет разницу в подходах тем, что в России от религиозных организаций требуют активной лояльности, активной патриотической позиции. А свидетели Иеговы, как мы писали выше, известны своей высокой аполитичностью. Такая индифферентная позиция в России объявляется экстремизмом. А в Беларуси наоборот: государство выступает за политически неактивные группы, администрацию Лукашенко устраивает молчание религиозных групп, поэтому нет причин для их преследования. Но, правда, это не означает, что в любой момент отношение не поменяется.

Положение свидетелей Иеговы в Беларуси, нужно сказать, гораздо лучше, чем в России — всё же в РБ они не лишены юридической регистрации. Однако за всё время своего легального существования они испытывали трудности с возможностью строительства своих молитвенных домов (так называемых Залов Царства), встречали и многие другие препятствия в своей религиозной деятельности (к примеру, предоставление альтернативной службы для парней призывного возраста из их общин). Фиксацию таких ограничений и правовую поддержку им обеспечивали разные правозащитные организации, в частности Human Constanta. Но как известно, сама правозащитная организация Human Constanta летом 2021 года была ликвидирована по требованию Мингорисполкома. Это, разумеется, скажется на обеспечении свидетелей Иеговы необходимой правовой помощью. Поэтому приходится признать, что в этом отношении политический кризис в стране привел к некоторому ухудшению юридического положения свидетелей Иеговы. В какой мере, ещё покажет время.

[1] Сделать выбор ; Добро и зло.

[2] События в Беларуси со слов историка ; Вайна сцягаў і лозунгаў. Назіранні.

[3] За снятый видеоролик о жизни чиновников блогеру грозит до трех лет тюрьмы

[4] «Я вышел из этого круга и увидел, что мир прекрасен». История бывшего свидетеля Еговы, жизнь которого изменила революция.

[5] «Коллизия ценностей» двух диктаторов. Почему Беларусь готова предоставить убежище «неправильно верующим»